Медведев В.А. Хронология психоаналитических пятниц (С.Петербург, 1994-200 гг.)

ИСТОРИЯ НОВЕЙШЕГО РОССИЙСКОГО ПСИХОАНАЛИЗА

 

ХРОНОЛОГИЯ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИХ ПЯТНИЦ (Санкт-Петербург, 1994-2000 гг.)

 

Осенью 1994 года в самых различных местах Петербурга – на гуманитарных факультетах и кафедрах различных Вузов, в вестибюлях студенческих общежитий, около станций метро и т.п. – появились объявления следующего содержания:

 

«ВНИМАНИЕ!

В пятницу 18 ноября 1994 года в шестой учебной аудитории Восточно-Европейского института психоанализа возобновят свою работу бывшие традиционными в дореволюционной России публичные ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ПЯТНИЦЫ.

Ведущий первого заседания – Медведев В.А.

Тема: ««Золотой теленок» И.Ильфа и Е.Петрова как тайный учебник психоанализа».

Вход свободный. Приглашаются все желающие».

 

Так начинались питерские «Психоаналитические пятницы», долгое время, на протяжении целых шести лет, проработавшие в режиме постоянно действующего семинара по прикладному психоанализу. Через аудиторию Пятниц прошло великое множество участников. Сразу же после своего появления на свет семинар вызвал буквально шквал интереса людей самого разного личностного склада и профессионального статуса. В личном архиве автора до сих пор хранится список их 89 фамилий, должностей, телефонов и желательных форм сотрудничества. Это – аудитория самого первого заседания, в составе которой можно было встретить врача и домохозяйку, школьного психолога и университетского профессора, экономиста и менеджера, социального работника и радиоинженера, директора частного предприятия и младшего научного сотрудника. Всех их объединил интерес к психоанализу, понимаемому в широком смысле этого слова, рассматриваемому как орудие понимания и преобразования самого себя, а затем – и окружающей культурной среды.

Позднее, через пару лет, из этого изначально пестрого собрания любопытствующих искателей интеллектуальных радостей вычленилось ядро постоянных участников семинара, большей части которых на праздновании пятилетия Пятниц были вручены дипломы «Заслуженных Робинзонов». Семинары стали более профессиональными, наряду с выступлением (докладом) ведущего, все большую значимость приобретало коллективное обсуждение заявленной заранее темы.

Не мне, зачинателю, бессменному ведущему и невольному могильщику «Психоаналитических пятниц», рассказывать об их концептуальном или же творческом наполнении, об уровне интерпретационного и лекторского мастерства их ведущих. Надеюсь, что постоянные завсегдатаи семинара, многие из которых стали ведущими питерскими психоаналитиками, сами когда-нибудь расскажут на страницах «Russian Imago» о том, что же происходило там – в сердцах и душах участников «Пятниц». О себе же могу сказать только одно: для меня как постоянного ведущего всех семинаров третья пятница каждого месяца всегда была неким рубежом, подойти к которому можно было только имея на это право. А право это покупалось постоянным творческим напряжением, постоянным движением вперед. В этом отношении наши Пятницы можно сравнить с театром одного актера, в котором каждое представление дается лишь один раз и где каждый месяц – премьера.

Я благодарен всем коллегам, которые время от времени снимали с меня бремя столь ответственной нагрузки и брали очередное заседание в свои руки, предлагая свои темы и блестяще их реализуя. Высказать эту благодарность мне тем проще, что практически все без исключения коллеги, в то или иное время проводившие Психоаналитические пятницы, объединились сегодня вокруг проекта «Russian Imago». Тем приятнее мне будет сегодня вновь назвать их поименно в контексте реализованного нами славного дела, участие в котором, как мне кажется, помогло каждому из нас адекватно соотнести свои личные творческие устремления и те задачи, которые ставил перед нами психоанализ на своем российском пути.

И у меня, и у других участников Психоаналитических пятниц хранятся дома магнитофонные записи и стенограммы отдельных заседаний. Мне кажется, что рано или поздно настанет время, когда мы совместно вернемся к этим материалам и издадим их в виде солидного трехтомника.А пока я хочу предоставить вниманию публики нечто вроде анонса подобного рода издания, разбив по отдельным сезонам тематику проводимых мною и коллегами заседаний1.

 

Сезон 1994/95 годов

Начало работы Психоаналитических пятниц предполагало настолько широкие возможности освоения целинных пространств культуры, на которые еще не ступала нога интерпретатора психоаналитического толка, что тематика заседаний первого сезона походит на меню из ресторана для интеллектуальных гурманов: тут всего вкусненького понемногу и нет никакой системной однообразности.

Вот эта тематика, расположенная в хронологическом порядке проведения заседаний:

* «Золотой теленок» И.Ильфа и Е.Петрова как тайный учебник психоанализа»

* «Мастер и Маргарита» М.А.Булгакова как культовая книга советского человека: психоанализ массы и дьявольские искусы индивидуации»

* «Психоанализ сказки А.Толстого «Приключения Буратино, или Золотой ключик» (Ким С.С.)

* «Странный человек Петербург. Опыт психоанализа городского ландшафта» (Рождественский Д.С.)

* «Анализ сублимационной эротики войны как способа бегства мужчины от женщины (к 25-летию выхода на экраны фильма «Белое солнце пустыни»)

* «Символика майских праздников – психоанализ бессознательного основания советской культуры»

* «Российское коллективное бессознательное в зеркале анекдота. Психоанализ отечественной смеховой культуры»

Не успокоившись на достигнутом, активисты-пятничники решили еще проводить и Дискуссионные психоаналитические клубы, отдав им четверги. Все шло к тому, что неделя превратилась бы в перманентную психоаналитическую вакханалию, но здравый смысл восторжествовал и Психоаналитические четверги канули в лету, успев порадовать нас лишь двумя бурными заседаниями:

* «Классический психоанализ как порождение культуры иудаизма»

* «Женщина, кто она – человек или друг человека? Психоанализ и феминизм»

 

Сезон 1995/96 годов

Во втором сезоне Психоаналитические пятницы уже попытались приобрести концептуально выдержанный характер. Тематика заседаний выстраивалась вокруг единой темы, обозначенной как «Анализ архетипических оснований новоевропейской культуры»:

* «Персонажи психоаналитического мифа: Эдип и Гамлет»

* «Архетипы добровольной смерти: Сократ и Иисус»

* «Архетип Страшного Суда и символики Апокалипсиса»

* «Архетип Иуды и символика предательства»

* «Дьявол и Господь Бог. Символика ада и рая»

* «Дьявольский искус агрессии: Каин и Авель»

* «Дьявольский искус познания: архетип Фауста»

* «Дьявольский искус любви: архетип Дон-Жуана»

* «Дьявольский искус взросления: архетип Гамлета»

Вне тематической программы сезона Дмитрием Рождественским было проведена многим запомнившаяся Пятница на тему – ««Невроз навязчивого созидания. Художественное творчество как болезнь».

 

Сезон 1996/97 годов

В этом сезоне в рамках работы семинара был реализован проект «Человеческая жизнь в зеркале психоанализа», включавший в себя следующие темы:

* «Психоанализ человеческой судьбы»

* «Психоанализ тела»

* «Психоанализ сексуальности»

* «Психоанализ любви» (два заседания)

* «Психоанализ счастья»

* «Психоанализ счастья и смеха» (два заседания)

* «Психоанализ семьи и брака»

* «Психоанализ родительства» (Рождественский Д.С.)

* «Психоанализ деструктивности»

* «Психоанализ бизнеса. Символизм денег и предпринимательства»

* «Психоанализ символических форм» (три заседания)

* «Психоанализ мифов и мифы психоанализа»

* «Психоанализ творчества» (Рождественский Д.С.)

* «Психоанализ психоанализа»

Кроме того, в рамках более традиционных для Психоаналитических пятниц тем продолжил реализовываться проект «Психоанализ кинематографа»:

* «Истоки психоистории совка – «Иван Васильевич меняет профессию»»

* «Телесная символика бессознательного в кинофильме Л.Гайдая «Бриллиантовая рука»»

* ««Кавказский пленник» и «Кавказская пленница» как зеркала русской судьбы»

Сезон 1997/98 годов

Данный сезон был посвящен теме «Психоанализ героев русской литературной классики»:

* «Евгений Онегин: симптоматика «русской хандры»

* «Загадка Печорина: суицидальность как героизм»

* «Завещание Гоголя, или – чем жива душа Павла Ивановича Чичикова?»

* «Тайна «тургеневских юношей»: базаровщина как системный российский невроз»

* «Илья Ильич Обломов как символ и как архетип»

* «Сны Веры Павловны: рецепты выращивания «успешной истерички» по Н.Г.Чернышевскому»

* «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова как феноменология типов анального бунта против советской власти и форм его подавления»

* «В поисках утраченных Петушков. Анализ поэмы Венечки Ерофеева «Москва – Петушки»

 

В нагрузку к русской литературе были проанализированы пара шедевров мировой культуры:

* «Динамика отреагирования бессознательного чувства вины в драмах Софокла»

* «Творчество Владимира Набокова как сопротивление искусу психоанализа»

 

 

Сезон 1998/99 года

Выйдя на рубеж юбилейного 1999 года, участники Психоаналитических пятниц даже не помышляли ни о чем другом, как о достойной встрече двухсотлетия А.С.Пушкина. Проект «Пушкин – это наше все» был стержнем данного сезона:

* ««Руслан и Людмила» как установочная модель мужской самоидентификации России»

* «Золотой петушок у разбитого корыта. Сказки А.С.Пушкина как проекция инфантильного травматизма русской культуры»

* «На краю у мрачной бездны. «Маленькие трагедии» А.С.Пушкина в зеркале психоаналитической интерпретации»

* ««Повести Белкина» как универсальная проекция традиционной российской некрофилии»

* «Роман «Евгений Онегин» – психоаналитическая энциклопедия русской жизни и русской смерти»

* «Monumentum. Образ «нерукотворного памятника» в российской поэзии» (Смирнов В.В.)

В 1998 году началось сотрудничество с Психоаналитическими пятницами Владимира Смирнова, подарившего участникам семинара множество интереснейших докладов и отдельных выступлений в ходе общей дискуссии:

* «Фантазии глубокого проникновения. Ритмическая поэзия как литературная форма коитуса»

* «Свобода воли: движение против течения»

* «Митьки никого не хотят!…»

* «Общая теория мономифа» (два заседания)

 

 

Сезон 1999/2000 годов

Данный сезон, волею судеб ставший последним в истории питерских Психоаналитических пятниц, был посвящен встрече миллениума и подведению итогов XX века. Проект этот был так и назван – «XX век – подведение итогов». Он был замыслен как размышление над природой ментальности уходящего столетия, аналитически отраженного через призму творчества одного из самых ярких и парадоксальных его гениев – Евгения Шварца. Удалось реализовать только четыре их более чем десятка запланированных тематических заседаний:

* «Век как пациент — представление проекта»

* «Сказка о потерянном времени»: XX век и проблема экспансии бессознательного»

* «Дракон», или Сладострастие тоталитаризма»

* «Обыкновенное чудо», или Тяжба любви и сексуальности»

 

Вот и всё. Участники Психоаналитические пятницы могут гордиться тем, что их детище умерло скоропостижно, не опозорив себя долгим маразматическим увяданием и не страдая от бессильных переживаний неизбежности своего конца. Интеллектуальный проект, как мне кажется, так и должен уходить – во блеске неистраченных возможностей, с интригой недосказанного откровения и с накопленной энергией действия, которую можно применить не только на слова, но и на дела. Психоаналитические пятницы породили проект «Russian Imago» и факультет глубинной психологии ИПИС, история которых, как я склонен надеяться, будет не менее интересной и звонкой.

Что же касается руководства Восточно-европейского института психоанализа, буквально отшатнувшегося от данного интеллектуального проекта и указавшего ему на дверь, то я не стал бы торопиться осуждать его. Клиническая подготовка, на которой окончательно сконцентрировался данный институт, есть одна из самых трудоемких и самых сложных в усвоении форм приложения глубинно-психологического знания. Как говаривал старик Фрейд, не будем судить коллег, которые отстали от нас, двигающихся ускоренным маршем к стенам Илиона, и остались осаждать при помощи сложнейших техник фортификационного искусства маленькую крепость, встретившуюся им в самом начале пути. Пожелаем им успехов в их трудном деле и пригласим время от времени захаживать к нам в гости на огонек нашей общей любви к раскрытию тайн бессознательного.

 

Владимир Медведев

Санкт-Петербург, август 2001 г.

 

1 Везде, где после темы заседания нет фамилии ведущего, предполагается, что данное заседание проходило на основе доклада Вашего покорного слуги.

Файлы: 
comments powered by HyperComments