Фолькис З. Групповой анализ (первая глава)

 

Источник: Foulkes S.H. Therapeutic Group Analysis (1964). «Georg Allen», London, 1964

Аннотация издательства: Книга стала классикой в своей области, учебником для обучения групповых психотерапевтов. Она снабжает теоретическими знаниями и наделяет практическими умениями, которые пока отсутствуют у начинающих психотерапевтов.

 

Введение

Книгу лучше было бы назвать «Группо-аналитическая психотерапия». Книга, прежде всего, адресована практическим групповым психотерапевтам. У меня есть чувство, что подход и идеалы Конфуция довольно сильно сближаются с нашей установкой, хотя я мало что знаю о Конфуции.

Лондон, 1974                                                                       Фолькис

 

Книга является результатом 25-летнего исследования пациентов в психотерапевтической группе. Основной подход – психоаналитический. Но используемые метод и техники отличаются новизной. Базисом всех моих идей является психическая матрица группы в целом, в которой разыгрываются все интрапсихические процессы. Это имеет фундаментальное значение для используемых психоаналитических понятий, а также для проблем, которые связаны с ними в теории и на практике. А, кроме того, «группо-аналитическая ситуация» позволяет создать новые идеи и теоретические концепции. Речь тут идёт о диалектических закономерностях: 1) новая ситуации приводит к новым представлениям и 2) автор осознанно создает метод на основе нового опыта. Последний, прежде всего, касается того, что то, что ранее рассматривалось в качестве биологического наследия, частенько оказывается наследием культуральным. Необходимо было отыскать метод и теорию, которые помогли бы устранять псевдопроблемы типа кажущихся противоречий между биологическим и культуральным, соматогенным и психогенным, индивидуумом и группой, реальностью и фантазией. Вместо них мы должны стараться использовать понятия, которые изначально ориентированы на интегрированный подход.

Также как в индивидуальном психоанализе, в мультиперсональной, надиндивидуальной области чрезвычайно полезным оказалось исследование патологии. Стал открытым доступ к бессознательным динамическим силам, которые иначе были бы недоступны. Далеко не случайно, что исследования и открытия в области терапевтических групп имеют особенно большое значение. Групповой анализ в том виде, в котором он здесь представлен, является путём к истинно социальной, трансперсональной психопатологии и транскультуральной антропологии.

Психоанализ и группо-анализ тесно взаимосвязаны друг с другом. Как психоаналитик и основатель «группо-аналитической психотерапии» я придерживаюсь следующих пунктов:

1.      группо-аналитическая психотерапия по своей клинической и теоретической ориентации имеет тот же самый фундамент, что и психоанализ. Установка терапевта в обеих терапевтических ситуациях во многом схожа («аналитическая установка»)

2.      Психоанализ как метод разыгрывается в психоаналитической ситуации, то есть в ситуации двух персон, между аналитиком и пациентом (анализандом). Главное в содержании психоанализа – анализ инфантильного невроза в ситуации переноса.

3.      В отличие от этого, групповой анализ разыгрывается в групповой ситуации, наделённой специфическими качествами, в так называемой «группо-аналитической ситуации». Хотя группа формируется для терапевтического анализа индивидуума, в центре группового анализа находится психодинамика «матрицы» (от слова «мать», так как группа часто символизирует мать) группы. Разворачивающийся процесс с его интер- и надперсональным аспектом лучше всего наблюдать в групповой ситуации с её специфическими качествами. Об этом не стоит забывать, особенно когда желаешь прояснить взаимоотношение между психоанализом и групповым анализом с одной стороны и психоаналитической и группо-аналитической психотерапией с другой.

Хотя основная установка не меняется, происходит существенная модификация. Опыт показывает, что внутри групповой ситуации можно осуществлять более интенсивную психотерапию, чем ранее ожидалось, например, по отношению к феноменам переноса. Хотя неизменным остаётся то, что невроз переноса полностью формируется, прежде всего, в психоаналитической ситуации, а потому и может полностью анализироваться лишь в ней. Так как я и далее в равной степени остаюсь заинтересованным индивидуальным психоанализом и психотерапией, то я пытаюсь поточнее выявить показания для обоих методов.

Индивидуальный психоанализ традиционно базируется на идее, что историческое, генетическое исследование психоневроза одновременно является наилучшим, а возможно так и вообще единственным путем, как теоретического понимания, так и практического исцеления пациента. Психоанализ прекрасно показывает значение ранних объект-отношений и генетическое происхождение всех психических заболеваний из конфликтов этих ранних объект-отношений. Все позднейшие объект-отношения базируются на переносе и являются (с позиции развития индивидуума) воспроизведениями первоначальных объект-отношений. Поэтому актуальная терапевтическая ситуация в психоаналитической психотерапии значима только в качестве ситуации переноса, причём, в строгом смысле слова, переноса от пациента на терапевта.

А в нашем подходе, наоборот, как первоначальное, так и актуальное невротическое расстройство является совместным продуктом определённого числа персон, содействующих его возникновению и сохранению.

Так что корректное лечение и исследование психоневрозов и других психических заболеваний должно учитывать целую сеть психопатологических процессов. Такая сеть может включать в себя членов семьи, товарищей по работе, друзей, любовников и других людей. Концепция сети, акцент на «мультиперсональной природе человеческих проблем» медленно формировалась на основе клинического опыта, накапливаемого в индивидуальном и групповом анализе. Конкретные участники могут в этой взаимосвязи рассматриваться как актёры драматической пьесы. Вот именно такая игра и является специфической областью наших исследований. Если верно то, что любое изменение одного из участников зависит от соответствующих изменений других участников, то от нашего подхода можно ожидать особой терапевтической эффективности. Тогда мы нуждаемся в создании новых оперативных концепций.

Мне повезло, что мой ранний опыт и проводимые эксперименты оказались связанными с введением групповой психотерапии в психиатрическую службу британской армии. Правда, оказалось невозможно проводить дальше начатую там работу. Я вкратце описал её в моей книге «Введении в группо-аналитическую психотерапию», представив как «Northfield experiment». Это название использовалось тогда как в обиходном языке, так и в публикациях, например в докладе The Northfield experiment, сделанном H. Bridger на симпозиуме, посвящённом Northfield experiment (Bulletin Menninger Klinik, 1946).

Но что касается меня, то моя деятельность 1943-45 годов в Military Hospital и Psychiatric Training Centre (Northfield, Birmingham) (известным в невоенное время как Hollymore Hospital) никак не была связана с проводимым ранее Northfield experiment, продолжавшимся 5 недель, о котором я узнал только в конце 1944 года. Не стоит забывать, что психотерапия не могла входить в нашу групповую работу хотя бы ввиду её короткой деятельности.

 

Исторический обзор

Существует большое количество исторических работ по групповой психотерапии. А начал Klapman. Большое исследование было проведено Corsini. Среди новых книг можно упомянуть лишь несколько, в которых проведён широкий обзор: Practicum of group psychotherapy (Asya L. Kadis, Jack D. Krasner, Myron F. Weiner, Charles Winick, S. H. Foulkes). 1963, сборники, изданные под редакцией Rosenbaum и Berger.  У меня нет никакого намерения писать ещё одну схожую работу. На подобного рода книгах, как и на учебниках по истории, сильно сказывается принадлежность к какой-либо школе и личные предпочтения.

Так как представляемая читателю книга ориентируется исключительно на мою деятельность, я только попытаюсь внести, так сказать, правильную перспективу. Я сконцентрируюсь на ситуации, которая существовала в период моих первых публикаций, а это примерно пять лет из моей 30-летней деятельности. Но до этого я хотел бы сделать ряд субъективных замечаний. Я начал изучать медицину, чтобы стать психиатром. На меня сильно повлияли учебники Ясперса, Груле и других. Но вскоре я натолкнулся на Фройда. С этого времени (1919) я уже точно знал, кем я желаю стать: психоаналитиком.

Я решил основательно изучить медицину, неврологию (у Курта Гольдштайна) и естественно психиатрию (Кляйст, Вагнер-Яурегг, Пёцль). Они многому научили меня, наделив видением с позиции психиатрии. В середине 20-ых годов я натолкнулся на одну или две статьи Триганта Барроу (Trigant Burrow), которые произвели на меня глубокое впечатление. В результате у меня прочно засела идея о группо-анализе.

В это время сказывались и другие влияния. Если исключить пьесу Пиранделло «Шесть персон ищут автора», то глубокое воздействие я испытал отГорьковского «Нахтазила». Здесь мы встречаем на сцене пьесу без героев, группу без лидера, которая побуждается сильными, анонимными силами. У меня возникли мысли о патологических и исцеляющих силах в театре и в повседневной жизни.

Но от зарождающихся идей до моего действительно первого опыта с группой прошло 15 лет. Он появился у меня в начале Второй мировой войны, когда я стал заниматься частной практикой в Эксетере (Англия), которую я проводил с гражданскими лицами. После первого сеанса я сказал жене: «Сегодня в психиатрии произошло историческое событие, но никто об этом не догадывается». Припоминаю, что тогда имя Тригант Барроу было в полном забвении. Правда, я не знал, что он никогда не практиковал группо-анализ в том виде, как я его понимал. В результате позднейшего более основательного изучения трудов Барроу я понял, что несколько переоценивал его значение. Хотя я знал, что Барроу был убеждён, что психоневроз является биологическим патологическим развитием людей. Свою систему он назвал «фило-анализ». Поэтому я смело выбрал для названия того, что делал, имя «группо-анализ», причём я был первым специалистом, ставшим использовать это название после Барроу.

О работах же Wender и Schilder я знал лишь по слухам. Тогда вряд ли существовала социальная психология. Похоже, что не была ещё написана ни одна работа о малых группах, да и не существовало пока для этого методического подхода. За немногими исключениями, почти не существовало психоаналитических работ по антропологии культуры. Причиной этого была не только неисследованность самого предмета, но и односторонность и бессознательная предвзятость психоаналитиков. В центре моих интересов постоянно находились творения Фройда. А с другой стороны я открыт к применению любых новинок в области психоаналитических знаний и по отношению к критике, от какого бы направления она не исходила. Мой интерес к работе в группе спровоцирован моим опытом работы с психоаналитическими пациентами и особенно большим интересом к теоретическим проблемам. Я убеждён, что мой метод работы лучше всего подходит для того, чтобы сделать революционные открытия психоанализа эффективными по широкому фронту. Это относится как к терапии, так и к теоретическому учению. А кроме того я считаю, что исследование психических процессов, наблюдающихся в интеракции внутри группо-аналитической ситуации научит нас многому и поможет нам разрешить теоретические проблемы, с которыми мы постоянно встречаемся в психоаналитической ситуации. Теоретический группо-анализ является фундаментом, на котором может базироваться новая наука психотерапии. Со своей стороны я всегда рассматривал психоанализ как целостное учение, а не только с перспективы аналитической кушетки.

Теперь к более объективным фактам. Вполне уместны будут несколько слов о великих пионерах индивидуальной психотерапии: о Фройде, Адлере, Юнге и об их значении для групповой психотерапии.

Невозможно непосредственно применять познания из статьи Фройда «Психология масс и анализ Я» (1921), так как в ней он использует групповую модель, чтобы иллюстрировать воздействие процессов, которые обнаруживаются в анализе отдельных, изолированных пациентов. А вот Юнг гораздо больше по сравнению с Фройдом интересовался коллективным и архетипическим бессознательным. Но Юнг и его приверженцы, по-видимому, отвергали идею группового лечения. Правда, я встретил большое число юнгианцев молодого поколения, которые проявили особенно большое понимание группо-динамической методики. Естественно, Адлер делал особый акцент на обществе, рассматривая индивидуума во взаимоотношениях с социумом. Как сообщают, он иногда проводил групповые дискуссии или заседания терапевтического сообщества с матерями детей, лечившихся в психотерапевтических клиниках. Хотя было бы несправедливо задним числом причислять Адлера к групповым психотерапевтам. Он никогда ни в методике, ни в теории, не ставил в центр внимания социальное интерактивное поле группы. Хотя Адлер был не далёк от этого, особенно учитывая его контрреакцию на психоанализ, когда он рассматривал индивидуума как неделимую целостность. По этой причине Адлер отвергал интерпретации и методику Фройда.

Тригант Барроу ставил группу в центр своих исследований. В этом его большая заслуга. Опирался он скорее на Фройда и Юнга – на их изданные тогда работы. Он вряд ли упоминал Адлера, хотя также делал акцент на несчастливой Я-одержимости людей.

Аналитическая ориентация не обязательно должна быть основой групповой психотерапии. Хотя сами мы ориентируемся исключительно на неё. Лучший способ представить методы, существовавшие до нашего – описать то, что различные авторы действительно делали в своей групповой работе.

1.        Тригант Барроу жил вместе с коллегами и сотрудниками, тесно с ним связанными. По-видимому, несколько лет они провели в одном и том же кампусе (университетском городке). Они анализировали друг друга, причём частично это проделывалось в коллективе под руководством и влиянием Барроу. Исследование возникающей во взаимоотношениях напряжённости, которую можно было сформулировать вербально, приобретала всё больший вес. Возникающая напряжённость рассматривалась как проявление патологического развития species humana. Результатом могла бы стать жизненная неудовлетворённость индивидуума, который лишь с огромным трудом мог бы защитить свою Я-идентичность. В таких условиях терапия была бы невозможна, так как весь вид нуждался в преодолении присущей ему патологии.  Не знаю, достаточно ли представлено направление Барроу в моём кратком описании. Достаточно знать, что его подход тотально отличается от того, который будет описан в данной книге.

2.        Louis Wender работал в классах, в которых использовал свои психоаналитические знания, интерпретируя индивидуальную психопатологию и побуждая к взаимному обмену опытом в малых подгруппах. Когда я как-то участвовал на одном из сеансов (1949 г.), то в классной комнате находилось 17 персон, причём в качестве учителя перед нами стоял Wender.

3.        Пауль Шильдер никогда не принимал в группу более пяти человек. Он не отваживался принимать в группу участников разного пола. Все пациенты группы были ранее в течение многих лет у него в индивидуальном анализе. Он использовал вопросники и представлял, интерпретировал и обсуждал по очереди ряд случаев. Шильдер находил группы особенно полезными  для анализа идеологий, о которых он делал интересные выводы.

4.        С.Р. Славсон (S.R. Slavson) в своё время был широко известен работой с группами активности для детей и подростков. Его подход отличался живостью и оригинальностью. Аналитическое понимание групп, к которому он перешёл позднее, оставалось, скорее всего, чисто теоретическим. Можно было заметить, как сильно в его работе сказывается отсутствие психиатрического и психоаналитического опыта. Велики заслуги Славсона в качестве организатора и издателя. Он старался придерживаться психоаналитических концепций. Для него они имели абсолютную достоверность, и подвергались необходимым модификациям только применительно к групповой ситуации. Стиль письма Славсона был ясным, хотя его высказывания тяготели к догматической определённости.

5.        Следуя публикациям Шильдера и Wender психоаналитическую групповую психотерапию начал практиковать в США Александр Вольф (Alexander Wolf). В 1949 году он впервые опубликовал работу о своём опыте, и с тех пор постоянно публиковались его ценные работы. Деятельность Вольфа повлияла на многих групповых психотерапевтов в США. Речь скорее идёт о применении психоаналитических принципов, характерных для индивидуального лечения, в группе, так как в анализе сновидений, переноса, сопротивления Вольф не использовал существенное влияние групповой ситуации. Как и Шильдер, Вольфпринимал в групповую терапию пациентов после более или менее интенсивной индивидуальной подготовки. А это сказывалось в форме особо прочной фиксации на терапевте. Отдельно также обсуждалась оплата пациентов и возможность использования действительного имени. Группа встречалась три раза в неделю, иногда были дополнительные два-три «альтернативных» сеанса, то есть встречи без терапевта. Группы состояли из 8-10 человек. Акцент делался на переносе в семейных рамках и на классических аспектах терапевтического процесса. Групповая структура и интеракция использовалась чаще всего в смысле «отзеркаливающих реакций». Особенно характерным для этих групп была проработка сновидений, переноса и сопротивления под руководством терапевта. Правда, такое трудно согласовать с психоаналитической или группо-аналитической установкой в том виде, в котором мы её понимаем. Для нас более существенным является отсутствие директив и контроля по отношению к реакциям пациента. Очевидна огромная дидактическая активность со стороны терапевта в группе Вольфа, даже если она не всегда и признаётся. Я много занимался этим методом, так как сравнение его с нашим группо-аналитическим методом довольно поучительно. Теоретически и сегодня Вольф говорит о «мистицизме» групповой динамики, не замечая, что он nolens volens вынужден и сам работать в группах, подчиняясь групповой психодинамике. С позиции группо-анализа психодинамика изначально является мультиперсональной, по меньшей мере, биперсональной, охватывая в конечном итоге группы (род, семью, вид, общество), являясь первично групповым феноменом. Правда, здесь существует чисто языковая трудность, так как выражение «групповая динамика» связано в США с работами Левина и его учеников. Первоначально это выражение адресовалось изолированному индивидууму и связывалось с формирующейся при этом психологией. С учётом такой двойственности я предпочитаю говорить о «групповых процессах», или же говорю в более явном виде о психодинамике, как это делал Фройд. Обнаружение того, что психодинамика базируется не только на интерперсональных, но и на трансперсональных процессах, фундаментально модифицирует любой подход, который начинает использоваться в групповой психологии. Требуется духовное обращение, для которого возможно лучшей предпосылкой будет наличие группо-аналитического опыта.

6.        В Англии новую форму групповой психотерапии в невропатологических больницах стал использовать Joshua Bierer. Он был приверженцем Адлера и вряд ли имел какое-либо влияние на группо-анализ. Bierer предпочитал центрированные на руководителе, активные методы. Большие заслуги Bierer имеет в качестве пионера в использовании групповой психотерапии внутри терапевтического сообщества больниц, дневных клиник и терапевтических клубов. Следует также обратить внимание на большую гибкость в использовании им «ситуативного» лечения.

7.        Maxwell Jones начинал с дидактических классных и дискуссионных методов, но после войны стал постепенно придерживаться психоаналитической ориентации. Он посвятил себя социальной психиатрии. Общеизвестна его работа в медицинских учреждениях, строящаяся по примеру Northfield, ставшая сегодня широко известной под названием «терапевтическое сообщество». Правда, установка Jones существенно отличается от позиции Bierer.

8.        Поворотную веху заложил Бион своими группами, в которых отсутствовал руководитель. Вместе с Rickman он сталкивал группу солдат-невротиков с их невротическим поведением и его последствием. Позднее будет показано, каким образом эти идеи оказались плодотворными в создании терапевтического сообщества, а именно в Northfield во время Второй мировой войны. После войны Бион занимался групповой психотерапией в Тэвистокской клинике. Как и большинство его коллег, он получил психоаналитическое образование у Меляни Кляйн и находился под сильным её влиянием. Это сказалось на особой форме групповой психотерапии, проводимой в Тэвистокской клинике. В подходе Биона терапевт полностью ограничивается интерпретациями, особенно интерпретациями переноса. Они в основном относятся к группе. Акцент при этом делается на взаимоотношениях терапевта и группы, понимаемой так, словно бы она была отдельным пациентом. Так что можно сказать, что аналитик действует тем же способом, что и в ситуации двух персон.

Таким образом, изначально групповая психотерапия в Англии находилась в руках видных психоаналитиков. Потому она и имела высокий статус.

На континенте вначале не существовало групповой психотерапии, но после войны стал проявляться интерес в Голландии и Франции, а позднее в Германии и Швейцарии. Правда, разработанный в Великобритании аналитический подход достиг континента, скорее всего, через Америку.

Из сказанного явно видно, что группо-аналитический подход, представляемый в данной книге, развивался самостоятельно. Хотя я в полной мере использовал имеющиеся у меня знания, с самого начала мы поставили в центр наших методов и теории саму групповую ситуацию.

Поэтому я отверг идею проведения психоанализа в группах, используя для моего особого метода названия «группо-анализ» и «группо-аналитическая психотерапия». Многие из новых концепций и перспектив, открытые нами за 30 лет, повлияли на развитие психоанализа. Я убеждён, что так будет и дальше.

Когда я начинал, не существовало ни теории, ни техники групповой динамики. Не проводилось психологических исследований малых групп. Это имело свои преимущества, так как позволяло непредвзято размышлять о человеческой душе в качестве социального феномена, включая процессы, которые обычно задействованы бессознательно.

 

Краткое введение в теорию и практику группо-анализа

Эта глава ограничивается традиционной «группо-аналитической» группой, проводимой в обычных условиях амбулаторного лечения. Особенное внимание придаётся терапевту как руководителю, его функции и технике.

 

Показания

Бросающимся в глаза преимуществом групповой психотерапии является экономичность относительно времени и стоимости. Группо-аналитическая терапия к тому же характеризуется большей интенсивностью, чем индивидуальное лечение. А кроме того любое улучшение в лечении сильнее сопровождается одновременным изменением в повседневной жизни. Всё это относится к пациентам. Ещё нужно не забывать и о сбережении времени для врача.

Группо-аналитическая терапия притязает на срок не менее года, а лучше на два-три года при сеансах, проводимых с частотой один раз в неделю и продолжающихся по полтора часа. Иногда лечение планируют более длительным, но такое бывает только в исключительных случаях.

Группо-аналитическая психотерапия показана при любых формах психоневрозов, а особенно при неудачах в обучении и профессиональной деятельности, при социальной и сексуальной скованности, при повышенной тревожности и наличии страхов, при расстройствах характера и личности, при синдромах потери реальности и деперсонализации. Было бы неплохо для обоюдной пользы вводить в группы, состоящие в основном из невротиков, пациентов с шизофренными чертами, если они не проявляются в острой форме, пациентов с лёгкими формами параноидных реакций и депрессией, психосоматических пациентов. То же относится к некоторым формам перверзий, например, к гомосексуалистам, фетишистам, трансвеститам. Правда, их лучше лечить в «специальных проблемных группах», то же относится к уголовным преступникам, психопатам, патоманам и пациентам, находящимся в остром психотическом состоянии.

Благоприятными факторами являются: хороший интеллект, ценные личностные черты, показание к каузальной, а не чисто симптоматической, терапии, готовность к длительной терапии и толерантность по отношению к перерывам в лечении. Хотя это и расширенный уровень показаний, он соответствует показаниям для «психоаналитически ориентированной» психотерапии. Патологические состояния, которые можно лечить в «специальных проблемных группах», не всегда подходят для индивидуальной терапии. А с другой стороны, определённые депрессивные состоянии лучше подходят для индивидуального лечения. Это же относится к тяжёлым навязчивостям и некоторым формам истерии, при преобладании конверзии и сильной защите.

В общем можно сказать, что важнее не психиатрическая этикетка, а психодинамический профиль – включая реакции на интеракционную сеть первичной группы (см. далее подраздел «Теория»). Лучшей тестовой ситуацией является сама группа.

 

Отбор

Отбор для группы является более трудной проблемой, чем для психоанализа отдельного пациента. Индивидуальное лечение следует предпочитать лишь тогда, когда есть противопоказания к группе, если у пациента существует предубеждение против неё, или когда обнаруживается какое-либо особое показание для психоанализа (Не существует согласованного мнения о показаниях для психоанализа, ежедневные сеансы которого простираются годами. См. Glover. The Technique of Psychoanalysis, 1955). Пациент, который без особых поводов отвергает групповое лечение, обычно плохо подходит и для индивидуальной психотерапии, особенно аналитической. Индивидуальное лечение может различными способами комбинироваться с групповой терапией. В этом обычно нет нужды при проведении группо-аналитической психотерапии. Индивидуальное лечение должно или предшествовать группе, или идти после неё. На это существуют некоторые показания. Многое зависит от формы и типа группы, которая выбирается.

 

Состав

Следует предпочитать пациентов с разными синдромами. Принадлежность к социальному классу должна в некоторой форме совпадать. Никто не должен оказываться в большой изоляции. Мы предпочитаем смешанные группы, в которой уравновешено распределение по полам. Лучше будет, если все женаты или холостые. Правда, это больше относится к женщинам, чем к мужчинам.

Среди 12-15 кандидатов обычно можно найти восемь человек, которые сформируют неплохую группу. Они приглашаются на групповой сеанс, после того как пройдут индивидуальное интервью. Если возможно, то пациентов, ранее прошедших психотерапию, лучше не смешивать с теми, кто её не проходил, особенно если психотерапия была индивидуальной или интенсивной.

(продолжение следует)

Источник: http://psychoanalyse.narod.ru/gruppen/foulther.htm

comments powered by HyperComments