Работа как принцип реальности в действии

 

Зигмунд Фрейд описал два ведущих принципа жизнедеятельности человека — принцип удовольствия и принцип реальности. Принцип удовольствия состоит в том, что человек по природе своей движим эгоистическими влечениями: желание есть, пить, получать сексуальное удовлетворение, чувствовать себя самым лучшим и любимым лежат в основе человеческой природы. Принцип удовольствия требует немедленного удовлетворения этих желаний. Где можно найти людей, живущих по принципу удовольствия? Вам может показаться, что такие мудрецы живут в горах или же они подобны Сверхчеловеку Ницше. Отнюдь нет. Большинство таких персонажей обитают в местах заключения и психиатрических клиниках. Большинство убийц и насильников — это именно те люди, которые подчинены принципу удовольствия. Вызвал у тебя человек агрессию — убей его, понравился — сохрани ему жизнь.

От бесконтрольного проявления агрессии и любви со стороны окружающих нас спасает принцип реальности. Этот принцип согласует разнонаправленные интересы и желания, создает культурные конвенции, делающие возможным человеческое сообщество. Если переиначить слова классика, то получится, что жить в обществе и быть свободным от принципа реальности нельзя.

С точки зрения предмета нашего исследования принцип реальности выступает как о-пределенность трудового взаимодействия, как то, что создает его пределы. А именно:

Время (возраст)

Существует понятие «трудоспособное население» и четкие представления о сроках начала и окончания трудовой деятельности. Трудовая деятельность и все связанные с ней психологические процессы неизбежны, так же, как эдипальные переживания или пубертат. Временные границы трудовой деятельности неотвратимы.

Начало рабочего пути связывается с установлением новых отношений с людьми как коллегами, с результативностью деятельности, получением денежного эквивалента труда, созданием более широкого поля для возможностей оценки.

Как-то раз со мной произошел удивительный случай: я ехала в поезде, попутчиком оказался очень пожилой мужчина, который пытался завязать со мной светский разговор на разные темы. Самой удачной попыткой был вопрос: «Скоро на пенсию?». Поскольку меня это совершенно ошарашило (мне было 30 лет), я чуть было не ввязалась в бессмысленный разговор. Однако мое удивление удалось направить в более конструктивное русло, и, поразмыслив, я поняла, что пересечение грани трудоспособного возраста, с точки зрения моего попутчика сродни переходу в царство мертвых, и он интересовался, скоро ли я окажусь в этом «странном месте». Смысл вопроса состоял с том, «свой» я или «чужой». Вероятно, здесь есть некоторая специфика именно нашей страны с отсутствием инфраструктуры старости, рабочих мест для пожилых людей, мизерным уровнем пенсии. Так или иначе, пенсия не воспринимается как «заслуженный отдых», но скорее как незаслуженное наказание. Страх «отправки на пенсию», тревога, вызванная отсутствием привычной структурированности дня (когда всегда некогда), сиротство человека-вне-коллектива — вот некоторые психологические составляющие неотвратимо приближающейся даты. Знать дату выхода на пенсию — все равно, что знать дату смерти. Люди, пересекающие этот рубеж и продолжающие плодотворно работать, сохраняющие здравость мысли и энергичность принятия решений, производят впечатление мудрецов, обманувших смерть или договорившихся с ней.

Приходит на ум и еще одно простое соображение, касающееся связанности временных параметров нашей жизни и принципа реальности. Каждое утро, а особенно по понедельникам, нам тяжело просыпаться, вставать и идти на работу. Желание поспать, то есть остаться еще на какое-то время в мире реализации бессознательных влечений, каждые 24 часа жестоко корежится принципом реальности, ведущим нас на работу.

Место

Пространственная закрепленность труда также является проводником принципа реальности. Что нужно сделать, чтобы оторвать народность от истории, а человека — от уютного контекста? Переселить, выслать их куда-нибудь и запретить возвращаться. Что происходит с нами каждый день, когда мы перемещаемся на работу, где мы обязаны быть на рабочем месте не менее восьми часов? По сути, то же самое. Мы теряем наше личное пространство, где в большей или меньшей мере удалось создать атмосферу любви и приятия. Мы лишаемся существенного порядка свободы, а именно свободы перемещения. Не случайно «место работы», работа, это особым образом организованное место, как правило, жесткая сетка координат, не только географических, но и статусных, властных и оценочных. Безусловно, в истории России существует тенденция к возрастанию мобильности, от крепостничества к сегодняшней возможности (в принципе) работать в любом городе. С другой стороны, есть целый ряд профессий, по которым обязательным требованием является прописка в соответствующем населенном пункте.

 

Пол

Существует физиологическая и культурно-историческая закрепленность определенных профессий за полом. Есть «женские» и «мужские» профессии. И это тоже принцип реальности. Принцип удовольствия в этом вопросе выглядит как принцип амбивалентности пола в психической реальности каждой личности. Каждый человек совмещает в себе мужские и женские черты, мужские и женские идентификации. Профессия предлагает нам, как правило, жесткий выбор половой идентичности, мы вынуждены во второй раз (после подросткового периода) определяться с тем, кто же мы — мальчики или девочки? Люди, выбирающие профессию, противоречащую их физиологическому полу (мужчины-портные, парикмахеры, учителя, танцоры; женщины-военные, топ-менеджеры, водители) воспринимаются как трансвеститы и вызывают такой же нездоровый интерес.

Деньги

Эквивалентом труда являются деньги, посредством которых, в свою очередь, становится возможным удовлетворение потребностей и получение удовольствия в социально приемлемом варианте. Деньги прокладывают дорогу в реальность не только первичным желаниям (еда и секс), но и способствуют реализации значительно более высоких желаний, таких, как любовь и признание со стороны окружающих, власть и влияние.

Необходимо отметить, что в последние 10 лет деньги приобрели в рамках трудовых отношений статус основного представителя принципа реальности. Они сумели сохранить и даже приумножить императивность труда для жителей России в условиях, когда достаточно размытыми оказались возрастные, пространственные и половые ориентиры общественнополезной деятельности. Диктатура правил игры, когда, к примеру, человек трудоспособного возраста был обязан трудиться, сменилась диктатурой денег, и человек ищет способы заработать деньги, чтобы выжить. Деньги стали не только «мерилом работы», но мерой личностного и профессионального роста.

Правила игры

Принцип удовольствия требует немедленного удовлетворения желания. Принцип реальности создает правила игры, по которым в конечном итоге это желание удовлетворяется. В производственных отношениях важным правилом игры является субординация. К примеру, принцип удовольствия настоятельно требует удовлетворения потребности в пище, а есть нечего и до зарплаты осталась неделя, и денег никто в долг не дает. Есть человек, который выдает деньги, и они у него всегда есть. С точки зрения принципа удовольствия закономерно ворваться в его кабинет и отнять эти деньги (хотя это уже окультуренная и «ореаленная» форма, логичнее было бы его самого убить и съесть). С позиции принципа реальности ситуация выглядит несколько иначе. Это не просто человек, это начальник, он заинтересован в хорошей работе подчиненных, и он любит, когда его хвалят. Принцип реальности подсказывает следующее решение проблемы: зайти с крайне печальным видом в кабинет к начальнику и сообщить, что вчера вы задержались на работе дольше всех, поскольку было много работы, и, чтобы завершить составление отчета, вы работали до 23 часов. Когда вы шли, совершенно изможденный, домой, то, вероятно, потеряли кошелек. Придя утром на работу, вы поделились с коллегами своей бедой, и они в один голос посоветовали подойти к начальнику и попросить аванс в счет зарплаты, поскольку начальник «добрый и отзывчивый человек». Думаю, что любой начальник после этого с большим рвением исполнит просьбу.

Феномен карьеры — это тоже пример понимания правил игры. У карьеры обычно одна цель: достаток, влияние, уважение со стороны окружающих. Бывает, конечно, что все это реализуется в один момент по сценарию «проснулся знаменитым», однако собственно карьера — это именно технология постепенного движения к цели, откладывание на потом, работа на будущее. Успешность карьеры зависит от успешности освоения правил игры.

Культурные формы, ритуальность

Ритуальность часто неотличима от правил игры. Однако нам видится, что ритуальность — это особый момент в понимании труда как воплощенного принципа реальности, поскольку ритуалы достаточно стандартизированны, в отличие от разнообразия правил игры. Рассмотрим функционирование принципа реальности на примере ритуала приема на работу. Сегодня, как и в советские времена, в любой достаточно крупной и солидной организации, помимо бюрократических процедур, проводится собеседование с кандидатом на должность. Несколько изменилась драматургия и реплики персонажей, но неизменным осталось хорошее знание ролей. Кстати, именно поэтому сегодня, чтобы вникнуть в реальную мотивацию претендента на должность, приходится прибегать ко все более изощренным методам. Попытки принципа удовольствия внедриться в практику приема на работу привели к тому, что часто в период первичного накопления капитала ритуалы отбрасывались как совершенно излишние и заключение трудового договора сводилось к хлопанью по плечу и фразе: «Ты похож на моего лучшего школьного друга, думаю, мы сработаемся, завтра приходи, объясню, что надо делать». Даже сегодня остались руководители, которые осуществляют прием на работу «на глазок», и если через неделю симпатичная девчонка исчезает с кассой, никто не может ее найти, поскольку никто не поинтересовался ее паспортными данными и рекомендациями с предыдущих мест работы. В этот момент вступает в силу принцип реальности.

Перечисленные выше факторы являются параметрами некоего инвестиционного потенциала для каждого конкретного человека в конкретной жизненной ситуации. Человек может инвестировать себя в трудовое сообщество с большей или меньшей эффективностью. Кстати, продолжая эту метафору, можно увидеть, что личный инвестиционный проект простраивается по тем же законам, что и финансовый, и наиболее успешные инвесторы становятся игроками на самом прибыльном секторе рынка, а именно на рынке высоких технологий. Я имею в виду продажу всем желающим акций технологично скроенного личного мифа, что, в первую очередь, относится к политикам.

Что же является предметом инвестирования? Ум, профессионализм, личные качества, везение, воля,- очень много разнородных явлений, общий знаменатель которых с точки зрения психоанализа — превращенные принципом реальности формы либидо. Метафора инвестирования либидо позволяет увидеть, что трудовая деятельность личности есть воплощение принципа реальности. Действительно, декларируемая цель деятельности любого предприятия — снижение затрат и увеличение доходности, а с точки зрения экономики личности счастье — результат экономии либидо.

comments powered by HyperComments