Анзьё Д. Психоаналитические интерпретации в больших группах

 

Перевод с: Anzieu, Didier. Psychoanalytische Interpretation in grossen Gruppen // Dynamische Psychiatrie (hg. G. Ammon), 1970, N 3, S. 191-205

Определение большой группы

Большая группа состоит из 30-60 человек, которая регулярно встречается в течение ограниченного периода, скажем 6-10 сеансов по полтора-три часа.

Существуют две формы большой группы:

  • закрытая группа, когда участники встречаются исключительно на пленарной группе; эта ситуация нами пока не исследована
  • альтернативная большая группа, когда участники собираются не только на общем пленуме, но и в малых группах (психодрама и Т-группы), состав которых заранее известен и постоянен. С такой ситуацией мы встречаемся на обучающих семинарах психологов, когда в течение одной-двух недель собираются вместе ровно 40 участников и примерно 10 руководителей групп (moniteurs).

Учебные методы

Ситуация:

Все члены семинара, как участники, так и руководители группы, ежедневно встречаются на общем собрании, пленуме. Если говорить об участниках, то речь здесь идёт о включённости диагностической ситуации Т-групп, складывающейся в малых группах, в большую группу. В последней, как и в малой группе, не существует заранее ни намеченной темы, ни руководителя, ни какой-либо организации (nondirective). От участников требуется вербализация того, что они чувствуют и о чём думают в ситуации «Здесь и Сейчас». Задача формулируется одним из руководителей групп, заранее выбранным коллегами. Он открывает и закрывает сеанс.

Интерпретация:

В отличие от малой группы, в которой интерпретация даётся руководителем, который возможно дополнительно поддерживается сидящим за кругом наблюдателем, функцию интерпретирования в большой группе берут на себя несколько руководителей, которые формируют малую группу и помогают друг другу. За то, что в большой группе должно быть представлено несколько руководителей группы, говорит несколько факторов:

1.      практическая причина: несколько руководителей необходимо иметь для того, чтобы в учебном семинаре стартовали различные малые группы

2.      теоретическая причина: в этом случае можно будет понять качества переноса в большой группе (см. ниже)

3.      клиническая причина: тип и интенсивность страхов (см. ниже), мобилизующихся на основе недирективной ситуации, складывающейся в большой группе, может быть выдержана (а этим и понята) лишь при участии нескольких интерпретаторов.

 

Типичные переменные в альтернативных больших группах

Риск потери личностной идентичности

Вряд ли участники будут знать себя лучше в конце большой группы. Такая недифференцированность личностной идентичности подвергает большую группу намного долее сохраняющимся и интенсивным страхам, чем наблюдается в малой группе. Точнее говоря: каждый участник альтернативной большой группы знает на общих собраниях только членов и руководителя своей малой группы. Члены какой-либо малой группы вряд ли способны узнавать участников других малых групп и их руководителей.

В малых группах участниками ясно сформулирована цель: поближе познакомиться друг с другом. Косвенно этому способствовал и руководитель группы, когда попросил участников написать свои имена на лежащих перед ними карточках. А вот в альтернативной большой группе такая цель не ставится ни участниками, ни руководителем. Доказательство этому видно в том, что в конце семинара ни руководитель, ни участники не знают имён всех участников большой группы, зато очень быстро запоминают имена членов своей малой группы.

В альтернативной большой группе риск потерять личностную идентичность проговаривается участниками как страх уничтожения; и мобилизуется этот риск:

 
  • страхом смерти, страхом преследования, депрессивными страхами, страхом оказаться полностью поглощённым другими людьми
 
  • против таких страхов запускается в ход специфический процесс защиты: расщепление объекта на добро и зло, возмещение, воображаемые идентификации примитивно-инкорпоративного типа.

Анализ материала пленарных сеансов, изучать который мы начали семь лет назад, уточняет и дополняет специфический материал, получаемый на первом интерпретационном уровне.

В замкнутой большой группе (например, на научных собраниях какого-либо общества или в директивно управляемом классе школы) можно также наблюдать схожие страхи. Правда, тут сразу же используются институциональные механизмы защиты, чтобы уменьшить риск потери идентичности: каждого участника, когда он хочет взять слово, просят назвать своё имя, раздают таблички с именами и вносят участников в список присутствующих.

 

Взаимоотношения малых групп друг с другом и с большой группой

Каждый присутствующий в альтернативной большой группе, будет ли он участником или руководителем, одновременно является членом малой группы, которая ежедневно проводит сеансы Т-группы или психодрамы.

А в результате мы имеет ещё и второй уровень интерпретации, соответствующий бессознательным представлениям и аффектам, возникающим между группами.

Члены различных малых групп, собравшиеся на семинаре, пытаются выявить на межгрупповых встречах и на пленарных сеансах схожесть и различия между своими Т- или психодраматическими группами. Но соперничество друг с другом, как и при любом соперничестве, затрагивает и ещё одну, третью возможность – по отношению к группе руководителей. Второй интерпретационный уровень, следовательно, соответствует анализу переноса на малую группу руководителей, а проявляется такой перенос в общих собраниях участников.

В общем, перенос на группу руководителей часто проявляется в пленарных дискуссиях затрагиванием следующих тем: монополия или распад группы, их состав или ссоры, вызывающее поведение участников или их беспечность, их знания или отсутствие таковых, их искренность или склонность к манипуляциям, их гетеросексуальность или гомосексуальность, их генитальность или полиморфные перверзии, переносы руководителей групп друг на друга, их желание скрываться от участников, желание руководителя держать участников поблизости от себя, не позволяя им рассеиваться и т. д. Всё это представляет собой специфический материал второго интерпретационного уровня.

Перенос в большой группе реализует явно иную функции по сравнению с малой группой. Перенос членов малой группы простирается не только на руководителя (в качестве главного переноса) и на других членов (в качестве побочного переноса), но и на группу в целом. Анализ переноса группы на объект-группу в малой группе довольно труден, так как речь тут идёт об одной и той же группе, выступающей и в качестве субъекта, и в качестве объекта переноса. Например, «групповая иллюзия» (то есть, иллюзия своей «хорошести», когда всё в группе якобы идёт гладко и когда все себя чувствуют великолепно) оказывается очень частым явлением в малой группе, которое трудно анализировать в ней самой, особенно если руководитель тоже разделяет такую иллюзию. Местом для истинного анализа является, прежде всего, большая группа. Подходящим материалом для него, например, будет столь частое высказывание на пленуме, как: «Мы счастливы в малой группе, и скучаем в большой». Интерпретация относится в данном случае к расщеплению переноса на доброе и злое, на идеализацию (малой группы, руководителя, групповой динамики) и более обще на функционирование инстанций Сверх-Я и идеал-Я в групповой ситуации.

 

Расположение участников

Специфические качества имеет и расположение участников на пленарных сеансах, что явно отличается от расположения пациентов на индивидуальном анализе (тревожащийся ребёнок ложится поближе или подальше от поддерживающего или опасного взрослого), как и от расположения участников Т-группы (группа, символически представляя женское тело, размещает руководителя группы – фаллус – вовне, внутри или на поверхности своего «тела»).

В большой группе участники сидят рядом друг с другом, располагаясь по замкнутой линии, форма которой колеблется от овала до прямоугольника. Причём такое расположение участников обнаруживается даже тогда, когда оно заранее не предлагается участникам. Оно образует внутренность замкнутого пространства.

Пустое пространство в центре столь велико, что у участников и у руководителя появляется потребность его заполнить, например, ставя столы в центр или перед собой, а иногда то и другое вместе. Центральный пункт, независимо от того, будет ли он оставаться пустым или там будет находиться стол, переживается участниками как воображаемое место, на котором пребывает руководитель группы. На общих собраниях руководитель в качестве организующего ядра (сердце, зародыш) представляется, находящимся в центре пространства, даже если он сидит на периферии большой группы. Соответственно важна и проблема брешей (потребность в определённый период времени реально открывать двери и окна). Поэтому большая группа переживается как отображение

того, что находится внутри матери, а этим мы имеем третий интерпретационный уровень, соответствующий:

a)      исследованию поверхности и недр тела: некоторые сеансы сильно напоминают мифические путешествия в том виде, в каком они описаны этнологами в качестве ритуалов исцеления и рождения; этому соответствуют и оба типа ожиданий со стороны участников обучающего семинара: человек приходит, чтобы стать здоровым или для того, чтобы родиться заново. Везде одна и та же цель: достижение независимости от воображаемого тела матери. К этой цели участники относятся амбивалентно; они ревностно защищают свою личностную идентичность, то есть свою персональную автономию по отношению к группе-матери, зато в малой группе участники чувствуют себя превосходно, словно находятся в утробе матери, и не желают её покидать

b)      усвоение символов, которые можно представить как овладение телом матери и сублимация страха перед отцом

c)      соперничество детей (дети – пенис, дети – экскременты) в теле матери, соперничество, которая как на детей, так и на мать, воздействует деструктивно

d)      фантазия о совокупляющихся родителях и о первичной сцене.

Игнорирование участниками описанного нами расположения по кругу или прямоугольнику, стремление расположить стулья по рядам представляет собой механизм защиты от фантазий о материнской груди. Некоторые участники сидят позади замкнутого круга, выражая этим позицию придатка тела матери.

Нам ещё предстоит в дальнейшем сравнить переживания, делаемые на пленарных сеансах и в расслабляющих группах. Нам ещё предстоит изучение и конкретная проверка возможностей возобновления анализа внесением образа тела, добавляя на обучающие семинары упражнения на расслабление лёжа.

 

Сфера Я

Групповая ситуация задаёт особые требования к интегрированности и автономии Я. Я каждого участника подвергается опасности. Это и приводит к открытомуФройдом феномену, проявляющемуся в массах – частому использованию общего Я-идеала вместо опоры на свой индивидуальный Я-идеал. Это объясняет и то, что групповая динамика укрепляет групповое Я (на мой взгляд, в концепции Левиновской школы он наделён излишне защитным смыслом), чувство принадлежности к группе, логические нормы, взаимную симпатию, а также то, что инстанция рационального мышления должна репрезентировать коммуникацию солидарности и внутренних решений группы.

В той степени, в которой число участников пленарных сеансов возрастает, Я каждого участника будет функционировать на всё более регрессивном уровне, всё больше испытывая трудности удерживать под контролем репрезентанты представлений влечений. В малой группе, в которой каждый участник может видеться и пониматься каждым по-разному, Я пытается реконструировать себя на уровне отражения, нарцизно идентифицируясь с другими. А в большой группе скорее имеется телесное Предварительное-Я. Телесное Я каждого участника, следовательно, неотличимо от образа недр матери, спроецированной на большую группу.

По ту сторону большой группы, то есть в толпе, даже сохранение намёка на существование индивидуального Я невозможно; представление кормящей или проглатывающей матери становится сверхвластным; функцией Я наделяется исключительно руководитель.

 

Динамика переноса на учебных семинарах

Опыт учит, что маленькая группа, включённая в недельный семинар, по своему течению и своему воздействию превосходит по своей интенсивности трёхдневную Т-группу или длящуюся целый год группу с частотой один сеанс в неделю. Теоретическое объяснение этого найдено моим сотрудником Begarano и гласит: ситуация семинара способствует переносу. Позитивный перенос концентрируется, прежде всего, в малой группе, а негативный – в большой. Переживаемые участниками страхи уничтожения и разрушения, страхи преследования и унижения поддерживают на пленарных сеансах высокий уровень архаической регрессии. А с другой стороны это запускает эволюционные процессы, отражающиеся на судьбах либидо, позволяя этим процессам проявиться в Т-группе и психодраме; вскрываются различные проблемы догенитальной и генитальной сексуальности, феномен образования пар, проявление Эдипова комплекса в специфической групповой вариации (убийство всеми братьями отца, сопровождающееся праздничной трапезой), отношение к авторитету и закону, запрет на инцест и убийство, мазохизм и нарцизм, вина и её эротизация, мазохизм, роль козла отпущения, разнообразие и подвижность либидозных выборов. На семинаре малая группа становится воображаемым пространством для переживания чувств наслаждения, а большая группа – воображаемым пространством для переживаний смерти.

Динамика переноса, таким образом, упрощается в случае семинара. А вот в изолированных Т-группах наоборот довольно трудно наблюдать за текучестью переноса, за воплощением позитивного и негативного переноса. Ведь внутри малой группы спонтанно возникает феномен расщепления: выталкивание руководителя, выбор одного из участников в качестве козла отпущения или проекция злого объекта на часть внешнего мира.

Динамикой переноса задаётся цель интерпретации. В малой группе интерпретация направлена на прояснение бессознательных представлений (образов и аффектов), каждый из которых участники проецируют на определённых членов группы. Это касается и руководителя группы, правда, ему намного труднее прояснить бессознательные представления, которые зафиксированы на группе как объекте, оккупированном влечениями.

В альтернативной большой группе интерпретации направлены на прояснение таких представлений, так как они проецируются на группу руководителей в целом или на какого-либо одного руководителя, рассматриваемого, тем не менее, членом определённой группы. Анализ переносов, разворачивающихся между находящимися в группе руководителями, является средством, которое позволяет им понять перенос участников на малые группы.

 

Фантазия

Недирективная ситуация, с одной стороны, а с другой – то, что участники догадываются, что руководители группы являются психоаналитиками, активирует у участников фантазии. Поставляемый ими материал (речь, аффекты, отреагирование) оказываются по отношению к этим фантазиям или вторичной проработкой, инсценировкой, или литературной формулировкой.

Различные индивидуальные фантазии или вступают в конфликт друг с другом, или находят резонанс. Какая-либо фантазия может оказаться защитным манёвром против появления другой. Если на первых пленарных сеансах фантазии характеризуются невысказанностью; то на последних сеансах они заметны в самых первых высказанных фразах, тотчас после начала сеанса.

Существует ли групповая фантазия? Большинство психоаналитиков ответят на этот вопрос отрицательно, так как истинная психоаналитическая практика вне индивидуального лечения неизвестна. Психоаналитики настаивают на том, что фантазия является исключительно индивидуальным феноменом; с самого начала ребёнок формирует себя в качестве индивидуума, в котором на фантазиях сказываются его защиты. А мы на основе нашего опыта формулируем другие гипотезы:

1.      Фантазия является межличностной реальностью. Своё происхождение она имеет в желании матери быть близкой со своим ребёнком. Групповая жизнь ясно показывает, каким образом фантазийные представления индивидуума (то есть, воображаемая инсценировка его желаний) распространяются и находят резонанс у других индивидов, вызывают очарование, отвращение и стимулируют к новым фантазиям. Эзриел прекрасно описал эти моменты, в которых в группе возникает всеобщая напряжённость, как только различные индивидуальные фантазии начинают сводиться к общему знаменателю. Мы полагаем, что обобщённо тут можно говорить о «слоёной» структуре фантазий в группе

2.      Фантазийная жизнь развивается на двух уровнях. На сознательном уровне это мечты (сны наяву), на этом уровне происходят события в Т-группах, когда формируется коллективная фантазия. На бессознательном уровне речь идёт о первичных фантазиях, то есть фантазиях, которые дают сведения о происхождении индивидуума (фантазии о первичной сцене и внутриутробной жизни), происхождении половой дифференциации (комплекс кастрации), происхождении сексуальности (фантазии о совращении).

Ночное сновидение является королевским путём к бессознательному, так как оно представляет вторичную индивидуальную и предсознательную проработку первичной фантазии. Да и индивидуальные сновидения участников (или руководителя), появляющиеся во время проведения обучающего семинара иногда выполняют эту роль. Рассказывание сновидений в группе всегда является признаком открытости группы по отношению к бессознательному. Правда, такое бывает в группе довольно редко.

3.      Задействованность мифологических мотивов или идеологических идей представляет специфическое компромиссное формирование в группе, обитающее между фантазией и защитой. В повседневной жизни на отреагировании группы сказываются мифологические и идеологические убеждения. Но когда обучающие группы не занимаются отреагированием, тогда можно выявлять генезис таких идей.

В каждой культуре ещё до социальной активности существуют мифы и идеологии. В определённой степени они даже стимулируют появление социальной деятельности, так же как фантазии матери существуют до фантазий ребёнка и не в малой степени ответственны за пробуждение у него фантазий. В каждой культуре существует специфический для неё мифический и идеологический фундамент, который заново открывается в группе и проработка которого имеет целью хотя бы частичное его осознание. Фантазийный материал пронизывает актуальные социальные отношения в форме латентного содержания, проявляющегося в манифестном сновидении. В соответствии с этой точкой зрения для психоаналитического понимания социальной жизни необходим опыт, накопленный не только в малой группе, но и в большой.

 

Интерпретационная работа

Если на семинаре не прорабатывается появляющийся материал, то он переживается как осуществлении иллюзии. Переживания наслаждений в малой группе и переживание смерти в большой группе являются важным, но далеко не полным опытом, связанным с функциями психического аппарата. Мы имеем здесь ввиду то, что теоретически сформулировал Бион, допускавший наряду с либидо и влечением к смерти существование третьей движущей силы – стремления понимать и быть понятым. Интерпретационная работа, создаваемая несколькими персонами (вначале только руководителем, а потом и некоторыми участниками), является источником особого типа наслаждения, явно отличающегося от либидо – это наслаждение от понимания. На основе динамики переноса, так как это изображалось выше, малая группа склонна к тому, чтобы предпочитать либидозное наслаждение пониманию, а в большой группе отмечается предпочтение желания разобраться в страхе смерти.

Если обучающий семинар ограничивается открытием субъективности лишь других людей, удовлетворением своей собственной субъективности, а определённая объективность достигается только посредством обсуждений в группе, то участники вряд ли познают более того, чем это может им дать повседневная жизнь. А вот большая группа, руководимая психоаналитиком, позволяет участникам понять, что повсюду там, где выступают явления переноса и аналитически понимаемые психические механизмы, интерпретация одновременно оказывается и возможной, и необходимой:

·        возможной, потому что в наличии один и тот же материал, и потому что истинное значение, когда оно понято интерпретатором и высказано в группе, становится ясным для всех.

·        необходимой, так как отысканное в позитивном переносе удовлетворение, когда оно представлено последним актом семинара, на самом деле оказывается лишь мимолётным фантомом, так как участники верят в то, что то, что они узнали на семинаре, им удастся легко перенести в повседневную жизнь.

В последний день семинара, после завершения малой группы, все испытывают эйфорическое настроение. На последнем общем собрании участники вначале пытаются расширить эту эйфорию на большую группу и благодарят за это руководителей. После того как становится проинтерпретированным перенос с семинарской группы на группу руководителей, групповой климат меняется. Теперь господствует не настроение смерти или эйфория, а царит атмосфера понимания. Неплохо разобраться в такой атмосфере, разделяемой под конец всеми участниками, чтобы функция интерпретации была понята в её истинной сути.

2. Интерпретации в большой группе предшествует анализ переноса в группе руководителей. Интерпретационная работа в альтернативной большой группе идёт на основе интерпретаций, сделанных в группе руководителей. Только то и может считаться эффектом переноса в большой группе, только то и может быть понято в измерениях фантазии и защиты, только то и может быть передано участникам в правильно выбранный момент времени, что занимало руководителей в их бессознательной фантазийной жизни и что было вербализовано ими посредством переживаемых ими страхов, конфликтов, напряжённости.

Потребность в концентрации внимания и понимании является у руководителей малых групп защитным механизмом. Прекрасное взаимопонимание руководителей обычно прекращается в середине семинара. Встречи руководителей выходят тогда за отведённые им временные и пространственные рамки, по примеру влечения, которое ради того, чтобы стать замеченным избирает место, в котором отсутствует излишняя защита.

Тревога, испытываемая из-за страха отсутствия понимания и возможного провала семинара, из-за возможной неудачи общих собраний, позволяют вырваться на свободу бессознательному. Мощные столкновения между членами группы руководителей фактически являются результатом процессов, раскручивающихся на семинаре, так как эти столкновения спровоцированы актуальными фантазиями участников семинара, которые вступают в живой резонанс с индивидуальными фантазиями того или иного руководителя, в то время как другие  руководители на основе присущей им психической экономии мощно сопротивляются допущению и признанию таковых фантазий.

Совместный самоанализ контрпереноса внутри группы руководителей требует от руководителей вербализации личностного психоаналитического материала друг друга: сновидений, воспоминаний о детстве, осознанных фантазий, игры слов, свободных ассоциаций, информации о том, что они читают.

3. Любая другая форма работы с интерпретациями, в том числе и перенос на группу руководителей, представляет собой защитный манёвр. История последовательно развивавшихся концепций относительно пленарных сеансов, концепций, разрабатываемых рабочей группой, которой я принадлежу десять лет, является ни чем иным как постепенной проработкой различных форм сопротивления против переноса и их преодолением. Здесь мы вкратце перечислим удачные средства:

 
  • введение докладов с последующим их обсуждением или круглый стол на пленарном сеансе
 
  • введение одной из общих для всех темы в качестве цели семинара
 
  • начало или завершение сеансов мифологической метафорой
 
  • особая задача пленарного сеанса – совершенствование семинара в целом
 
  • посредничество в переносе опыта, приобретаемого на семинаре, на общественно-профессиональную жизнь вне семинара
 
  • анализ пленарных сеансов с социологической или философско-политической позиции.

 

Цель обучения

Целью обучающего семинара, в рамках которого проходят Т-группы, психодрама  и недирективная большая группа, является пробуждение у каждого участника сомнений в идеальности существующих у них объект-отношений. Так что такое может быть только персональной целью.

Такого рода индивидуальные сомнения могут быть персонального рода (лучшая реализация способностей и лучшая возможность наслаждаться жизнью), межличностного (повышенная готовность прислушиваться к другим и лучшая возможность проявлять себя при изменении прежнего стиля поведения), социального (любые социальные изменения происходят посредством того, что наделённые ответственностью люди [а возможно так и просто члены коллектива] ставят под сомнение свою активность, и только потом – рассматриваются недочёты учреждения). Однако достижение такого рода воздействий отнюдь не входит в задачи руководителей обучающего семинара. Они интерпретируют в переносе общие фантазии группы, косвенным образом воздействуя на специфические объект-отношениях каждого из членов группы, аналогично эффекту резонанса в физике. Как известно, одной из характеристик генитальной организации либидо является мобильность её оккупаций. Обучающий семинар ориентирован на персон, которые в своём индивидуальном развитии уже в какой-то мере достигли уровня этой организации, провоцируя в душе изменения в оккупациях влечений и в аффектах, перестройку в выборе объектов аналогично тому, как это происходит у подростков. А ещё это обогащает сексуальную жизнь, освобождая те частичные влечения, которые были вытеснены. Правда, психоаналитическая индивидуальная терапия идёт поглубже. Только она может устранить фиксации и невротическую регрессию, проявляющуюся догенитальными ступенями организации.

Источник: http://psychoanalyse.narod.ru/gruppen/anzieu.htm

comments powered by HyperComments