Аммон Г. Психоаналитическая групповая динамика

Источник: http://psychoanalyse.narod.ru/tiefenps/ammon.htm

Dymanic Psychiatry (Международный журнал психиатрии и психоанализа, издаваемый Г. Аммоном). – 1978. — 10 т. — № 48. – С. 1-22.

Guenter Ammon – Dr. med., президент Немецкой академии психоанализа (DAP).

Заметка редакции [сайта http://psychoanalyse.narod.ru]. Перед читателем ряд докладов, которые были прочитаны на V теоретическом уикенде Немецкого общества групповой психотерапии (DGG) 10-11 декабря 1977 г. в Берлинском обучающем и исследовательском институте динамической психиатрии и групповой динамики. Стиль докладов хорошо отражает атмосферу конференции.

В предлагаемом докладе Аммон представляет концепцию психоаналитической групповой динамики, являющейся одной из частей в интегрированном подходе Берлинской школы динамической психиатрии. Аммон показывает её значение для теории и практики любой групповой работы, а также её всё большую ценность в качестве элемента, изменяющего общество.Аммон усматривает исторические корни психоаналитической групповой динамики в открытиях Фройда и Курта Левина, вступивших посредством исследования бессознательных и группо-динамических процессов, протекающих между двумя людьми или в малых группах, на путь, имеющий огромное значение для человеческой эмансипации и автономии, причём оба подходаАммон считает равнозначными. Группы, работающие по группо-динамическим принципам, наделяют индивидуума большей открытостью и ответственностью, чем ему может предоставить общество.

Аммон отграничивает свой подход от технократического понимания групповой динамики, всё ещё распространённого в других группо-динамических школах, когда задаваемые наперёд упражнения и групповые игры препятствуют развитию творчества и эмансипации. Аммон всегда стремился обнаружить и исследовать группо-динамические процессы как естественные явления.

Несмотря на большую схожесть, Аммон чётко отделяет аналитическую групповую психотерапию от обучающих группо-динамических групп. Они отличаются как своими целями, так и стилем обращения с переносом и регрессией. В любой фазе развивающегося группового процесса, особенно в начальной фазе, в которой формируются границы группы, руководитель должен позволять использовать себя в качестве центральной фигуры, в качестве участвующего наблюдателя и вспомогательного группового Я, не уклоняясь от проработки деструктивной агрессии. В средней фазе группового развития группа переживается как материнский элемент, а участники всё в большей степени могут восприниматься в своих реальных качествах.

Особый акцент Аммон делает на фазе завершения, так как любое расширение идентичности предпосылает удачное отграничивание, а проработка разлучения с группой только и делает возможным перенос пережитого в группе опыта на другие области жизни.

Развитие сферы Я и идентичности является результатом переживаний в группе и её бессознательной динамики, и ни в коем случае не итогом проявления присущих индивидууму биологически детерминированных влечений. Поэтому Аммон считает группо-динамическую и группо-психотерапевтическую практику, осуществляемую представителями ортодоксальных психоаналитических школ не соответствующей их концепциям человеческого развития, в которых акцент делается на роли влечений и психологии индивида.

Психические процессы всегда являются групповыми процессами, группа образует фундамент биологического, психологического и социального существования человека.

 

 Аннотация на англ. языке

Psychoanalytic Group Dynamics

Günter Ammon presents within the historical development of psychoanalytical and socio-psychological research his own method of group dynamics as a new way of human life, as an integrating factor which leads to new emotional experiences, new steps of identity development and new possibilities of coping with interpersonal reality. In his paper Ammon differentiates group dynamics from analytical group psychotherapy all the more as both have developed on the historical bases of Freud’s psychoanalysis and Kurt Lewins socio-psychological group research. Freud had made far-reaching discoveries within the field of inter-human communications when he applied free association to the treatment of psychic diseases and the research of unconscious relations between the medical doctor and the patient. Later on this new method could be applied to the relationship of more than 2 persons. This new knowledge that inter-human processes are determined to a large extent by unconscious feelings and motivation was applied by Kurt Lewin to explore the dynamics of small groups. Just as Freud concentrated his methods on the capacity of self-analysis which leads to ego-autonomy, Kurt Lewindiscovered and developed the method of groups experiencing themselves, which means groups discovering themselves and enabling each member to make new experiences within the group. Both of these discoveries, as Ammon points out, are of equal importance.

The group dynamical group aims at exploring its own unconscious dynamics and gives it a new publicity, much more than within the analytical dual situation between patient and analyst, and also more publicity than most people ever can experience during their whole life. One of the most essential factors of psychoanalytical group dynamics is the possibility of giving human beings this publicity within the creative process of a group. This is the reason for the increasing interest in psychoanalytical group dynamics, in contrast to technocratic group games and encounter groups.

Ammon understands the dynamics of all human groups as a natural event and is strictly against any kind of canalization, manipulation and abuse of group dynamics, especially in the field of politics. Although there is the possibility of abusing groups it is of much more importance that on the other hand the group leader has the far-reading power to lead human beings towards themselves, toward a human creative and erotic relationship with other human beings. Group games, however, or training certain forms of behaviors and any kind of manipulation have nothing to do with psychoanalytical group dynamics. On the contrary, psychoanalytical group dynamics as they have been developed by Ammon are to enable the participant to live in a more conscious and free way within more and more alienated and burocratic groups.

 

В последние годы мы отмечаем постоянно растущий интерес к нашим обучающим группо-динамическим конференциям. Наша работа позволяет пережить и показать те освобождающие силы, которые скрываются в психоаналитической групповой динамике, и способствовать движению по освоению новых областей совместной жизни людей. Мы хотели бы обратить внимание на то огромное значение групповой динамики, которое она имеет в нашем обществе, в нашей культуре.

На определённых фазах наших группо-динамических обучающих конференций переживания индивидов достигают такой величины и глубины, что это потрясающе воздействует при возвращении в повседневный быт семьи и работы, снимая прежние иллюзии. Поэтому решающей задачей группо-динамической работы должно быть уравновешивание дионисийски переживаемого оргастического опьянения, которым может оделить только группа, чтобы в итоге овладеть реальностью, мужественно и критически подходя к ней, перестраивая и творчески разрешая задачи реальной жизни.

Сегодня я поставил своей задачей рассказать о групповой динамике и групповой психотерапии, о группо-динамических и группо-психотерапевтических процессах, их схожести и различиях, при этом не забывая рассмотреть историческое развитие этих направлений и способов психоаналитической работы.

После фройдовских открытий и основополагающих исследований бессознательной сферы, введения принципа детерминации человеческих поступков и переживаний бессознательными процессами, уже сменилось три поколения. За это время психоанализ был признан в качестве фундаментальной науки со своей специфической методикой во многих областях психологических, педагогических и социальных исследований и практики. А параллельно этому и при взаимодействии с психоанализом всё большего значения добивается социальная психология, особенно исследования групп. Вряд ли найдётся хоть одна область межличностных отношений, которая оказалась не затронутой исследованиями экспериментальной и глубинной психологией, это, например, касается исследований социализации и мотивации, да и области эротики тоже. Однако мы пока ещё довольно далеки от того, чтобы быть удовлетворёнными полнотой и разнообразием добытых идей и фактов, достаточных для формулировки интегральной теории о паттернах поведения и переживаний социального человека. Требование консервативных философов и теологов к научным психологическим исследованиям, заключающееся в том, чтобы не мешать пребывать человеку в его естественном состоянии, уважительно относясь к области его отношений с ближними, ещё и сегодня продолжает сказываться.

Если экспериментальный подход служит насколько возможно точной проверке гипотез и теорий, то психологическое исследование, на мой взгляд, не обходится без интуитивного подхода к обнаруживающимся феноменам. Прежде всего, исследование имманентных феноменов, включающих в себя исследователя в качестве человека, то есть самого себя как исследуемого объекта, нуждается в том «свободно витающем внимании» аналитика, который считается инструментом психоаналитического исследования. Ситуация исследования и метод, типичные для психоанализа, вначале применялись Фройдом в так называемой стандартной ситуации психоаналитической терапии, после того как в 1895 году от отказался от техники гипноза и внушения ради анализа свободных ассоциаций пациента, пребывающего в расслабленном состоянии на кушетке. В результате Фройд пришёл к совершенно непредвиденным открытиям в области межличностных отношений и коммуникации, которые позднее (с ограничениями по своему значению и используемой технике) удалось использовать и в ситуациях, в которых в отношения вступают более двух человек. Если Фройд ограничивался исследованием отношений двоих, то заслугой социальной психологии было расширении исследований на феномены и динамику малых групп, причём должно учитываться постулированное психоанализом предположение, что динамика, определяющая поведение индивидуума в группе, во многом обусловливается бессознательными латентными ощущениями и силами. Да и самФройд уделил внимание исследованию бессознательной динамики групп и масс, частично опираясь на описание массовых феноменов внушения, представленных в работах Gustav Le Bon. При этом Фройд следовал индивидуалистическому подходу, чествующему судьбу конкретного человека и дискриминирующего массы как незрелую организацию, в которой пребывают регрессировавшие индивиды, находящиеся под властью трудно контролируемых аффектов. А кроме того возникновению психоаналитических исследований групповых отношений мешало то, что Фройд при описании судьбы влечений был скован этическими и моральными предрассудками викторианской эпохи, рассматривая сублимацию потребностей в качестве единственно достойного похвалы разрешения конфликта между влечениями и так называемым отказом от влечений, навязываемого культурой. И, несмотря на это, именно фройдовскомуподходу мы обязаны тем, что пациенты теперь рассматриваются как субъекты, вступающие в терапевтические взаимоотношения с врачом, что позволяет пациентам сотрудничать в исследовании и разрешении своих конфликтов. Такой опыт самопознания, самоанализ, Фройд рассматривал существенным элементом, которым он пытался обучить своих пациентов. А этим он наделял пациентов способностью самостоятельно разрешать свои проблемы. Это очень часто забывается как начинающими, так и опытными психоаналитиками.

Тот же самый принцип, своей целью преследующий автономию Я, используется и в группо-динамических исследованиях, к тому же психоаналитическая групповая динамика воздействует интердисциплинарно, интегрирующе.  Курт Левин, представитель гешталь-психологической школы и социальной психологии, в 1947 году перенёс методику исследований и гештальт-психологические принципы на исследование мотивации действий и силовые поля, проявляющиеся в группах, те поля, которые воздействуют и определяют любое действие. Левин рассматривал группу, точно также как Фройд своих пациентов, в качестве автономного субъекта. Методика групп самопознания, то есть методика группы, открывающей саму себя, в которой индивид познаёт себя, явилась, на мой взгляд, таким же значительным шагом вперёд, как и применение Фройдом свободных ассоциаций для терапевтических целей, осуществлённое им почти на 50 лет ранее. Группо-динамические учебные группы исследуют свою собственную бессознательную динамику, причём делается это в открытом групповом разговоре, когда открытость оказывается большей, чем в первичной психоаналитической ситуации, создаваемой аналитиком и анализандом, и побольше, чем может проявиться у большинства людей за всю их жизнь в нашем обществе. Человек нашего общества получает лишь несколько раз шанс проявить открытость (гласность), например, когда рождается, на крещении, на свадьбе или при погребении, да и эта открытость всё больше ограничивается, как Вы знаете.

Наделить людей ответственностью и позволить им быть открытыми, на мой взгляд, является одним из важнейших моментов нашей групповой динамики, а также групповой психотерапии, что пока недостаточно высоко оценивается. Группа прислушивается к каждому человеку, да и к значимости его относятся серьёзно, его познают и понимают, любят, хотя в группе найдутся и противники, с которыми придётся выяснять отношения. Поэтому вовсе не случайно, что всё больше людей примыкают к нашей группо-динамической школе и всё меньше обращаются к технократическим групповым играм, после которых разочарованно идёшь домой с пустыми руками. Это, прежде всего, относится к столь грандиозно начавшимся группам встреч (encounter), в которых человек переживает анормальный, совершенно неестественный, чуть ли не ложный феномен близости и принятия. По завершении таких групп участников резко бросают, что, как показывает опыт, приводит к тяжелейшей депрессии вплоть до суицидальных исходов.

Я постоянно воспринимаю бессознательную динамику психоаналитической учебной и исследовательской группы как естественное явление, как динамику, в которой запускаются необычайно глубокие психические процессы. Основные феномены групповой динамики как естественного явления часто понимаются неправильно и подвергаются критике в том смысле, что групповая динамика используется в интересах определённых целей. Чтобы обойти подобного рода опасности, необходим фундаментально образованный и опытный руководитель группы, прошедший группо-динамическую и психоаналитическую школу, помогающий группе в качестве наблюдателя, центральной фигуры, катализатора и группового вспомогательного Я.

В этой связи я думаю об эпохе студенческого движения 1969 года, когда в аудитории «Максимум», находящейся в Свободном университете Берлина, я говорил на тему групповой психотерапии перед 2500 студентами и специалистами. На лекции одна из леворадикальных групп потребовала от меня считать психотерапию, а этим и групповую динамику, «воспитанием, способствующим классовой борьбе»; в противном случае меня причислят в лагерь политических «банкротов». Я охотно позволил себя зачислить в лагерь политических «банкротов», так как группы не предназначены для того, чтобы злоупотреблять ими в политических (или других) целях. Подобного рода критика была мне также высказана на психотерапевтическом конгрессе Медицинского общества психотерапии и медицинской психологии ГДР в 1976 году, когда я прочёл лекцию, посвящённую групповой динамике как естественному явлению. Мне говорили, что группо-динамический руководитель обладает необычайной властью, которую он должен признать и использовать. Я тоже знаю о власти руководителя. Это – власть, приводящая людей к самим себе, позволяя человеку гуманно, творчески и эротически общаться с другими людьми. Но это никак не власть манипуляции. Манипуляция ничего общего не имеет с аналитической групповой динамикой в смысле исследования опыта самопознания. Естественно, что группами можно злоупотреблять, хотя и сама группа может вмешаться, осуществляя контроль, коррекцию и наблюдение.

Уже в 1964 году Mills указал на то, что все люди являются членами нескольких малых групп и что число групп намного больше, чем число людей. Речь при этом идёт о самых разнородных группах, лишь в минимальной степени понятных с группо-динамической точки зрения. Только что упоминавшуюся опасность манипуляции необходимо учитывать серьёзно, особенно в тех группах, в которых не задумываются об этом. Поэтому я считаю, что одной из великих гуманных задач нашей групповой динамики, которая должна сделать жизнь человечней, преодолевая отчуждение на рабочем месте, в семье и группе друзей, в политических и досуговых группах, как раз в том и заключается, чтобы предоставить людям возможность группо-динамического просвещения с целью понижения опасности манипуляции, отчуждения и бесчеловечности, характерных для нашего общества. Отчуждающие и враждебные людям тенденции нашего общества необычайно широко распространены, если мы подумаем о растущей бюрократизации, в результате которой люди всё больше начинают управляться, а сами управленцы всё больше превращаются в автоматы, которые могут думать и действовать лишь в управленческих и бюрократических категориях.

Возвратимся к тому факту, что мы должны жить и учиться в группах. Человек отнюдь не индивидуум, родившийся на необитаемом острове, хотя это и может оскорбить нарцизм некоторых людей. Нужно видеть, что именно в интересах своеобразия индивидуума и его возможностей нужно учиться сознательно и бессознательно жить в этой реальности – и даже больше, найти пути для того, чтобы использовать в этом мире группы, в которых индивидуум развивает свои наиболее присущие ему способности и приходит к эмансипации. Должен обратить внимание, что в нашем сегодняшнем обществе человек живет, не пользуясь присущими ему возможностями, причём сказывается это в огромной степени. Мы знаем, что в прежних культурах реализовались совершенно другие возможности human potentialities. Впрочем, наше общество предоставляет особые условия для реализации технических и организаторских возможностей, хотя сегодняшний человек использует только 30 % имеющихся в его распоряжении возможностей. Групповая динамика в той форме, в которой мы её понимаем и практикуем, пытается помочь человеку приобрести ещё не завоёванную им страну, делая её пригодной для себя, для группы и для общества.

В отличие от взглядов немецкого психоаналитика Мичерлиха, говорящего о разрушительной коллективной силе и опасности группы, в которой оказывается похороненным своеобразие индивидуума, я рассматриваю групповую работу антиподом так называемого обезличивания индивида и устранения сферы Я.

Позвольте мне привести подробный пример трудностей и конфликтов при формировании группы и при её руководстве. Когда мы начали подготовку для формирования психоаналитическо-группо-психотерапевтического проекта в рамках Menninger Foundation в США (1960 г.) – в то время одного из наиболее известных центров психоаналитически ориентированной динамической психиатрии – нас было пять психиатров, психоаналитиков и психологов, у большинства из которых был многолетний опыт индивидуальной психотерапии. В рамках Menninger School of Psychiatry у нас была возможность познакомиться с подходом к группо-динамическому исследованию, с которым нас познакомил ученик Курта Левина H.S.Perlmutter. Полтора года подготовки были заполнены интенсивной работой с целью убедить коллег, руководителей, обслуживающий персонал и сотрудников в необходимости нашего научного проекта, направленного на реализацию группо-психотерапевтической программы, создавая понимание клинической необходимости наших намерений по введению психоаналитической группой терапии. Я привожу здесь этот пример потому, что постоянно слышу о том, как коллеги с психоаналитическим динамическо-психиатрическим образованием нашей школы, убеждённые в эффективности группо-психотерапевтической работы, пытаются ввести групповую психотерапию в иерархические структуры больших земельных нервных клиник, и, как правило, их усилия проваливаются. В противоположность этому тогда, в США, в нашем распоряжении в качестве экспериментального поля была психоаналитически ориентированная клиника. Это была небольшая частная клиника, так называемый C.S.Menninger Memorial Hospital, в котором было 120 пациентов. Большинство врачей имели психоаналитическое образование, так как специализация психиатров в Menninger School of Psychiatry была динамически-психиатрически и психоаналитически ориентирована. Не новичками был и обслуживающий персонал, и руководство. Но даже при таких казалось бы благоприятных обстоятельствах ситуации и качеств каждого члена команды для введения групповой психотерапии, мы натолкнулись в Америке 60-ых годов на довольно сдержанное отношение к нашему намерению. И это несмотря на то, что уже за10 лет до того, групповая психотерапия проводилась под руководством Jerome Frank. Итак, нам нужно было полтора года интенсивной подготовительной работы. В этот период сама наша группа приобрела характер группо-динамической группы самопознания. Внутри этих групп роли руководства меняются по несколько раз. Постепенно мы научились воспринимать и обдумывать группо-динамические аспекты нашей рабочей группы, а также учитывать приобретаемый опыт в нашей подготовке по введению групповой психотерапии в Меннингеровскую клинику. На таком базисе с помощью подготовленных институциональных рамок мы смогли начать формирование психотерапевтических групп, которые в последующее время стали существенной составной частью нашей терапевтической работы в клинике. Наша проектная группа после старта программы стала контролирующей группой, дававшей отдельным групповым психотерапевтам возможность обменяться опытом и совместно проработать встретившиеся проблемы. Контролирующая группа помогала также ко-терапевтам и начинающим групповым психотерапевтам основательно отрефлексировать свою работу.

И всегда оказывается, что не существует лучшего образования группового психотерапевта, чем интенсивный опыт работы в качестве ко-терапевта  у опытного группового психотерапевта. А кроме того необходимо, чтобы обучение группового психотерапевта происходило в более широких рамках учреждения. Группо-психотерапевтическую работу изучают посредством интенсивного самопознания в группо-психотерапевтическом процессе ситуации «здесь и теперь» внутри активного группо-психотерапевтического учреждения, ориентированного на обучающую аналитическую практику. А с течением времени созревающий специалист эмансипируется и покидает его, так сказать заново рождается на свет. Что-то схожее происходит с членами группо-психотерапевтической группы в конце прохождения терапия, когда они покидают группу и находят свою собственную идентичность.

В обеих ситуациях, в психоаналитической групповой динамике и в групповой психотерапии необходимо создать условия для непрерывного приобретения участниками обучающего опыта и переживаний. Фундаментальное образование руководителя группы и возможность отрефлексировать свой опыт в рамках контролирующей группы, образуют для группо-динамической и группо-психотерапевтической работы condition sine qua non.

Вновь и вновь раздаётся критика, что групповая психотерапия делает людей зависимыми, участники не способны покинуть группу, человек просто якобы проглатывается группой, теряя свою Самость и на всю жизнь остаётся привязанным к группе. Но дело как раз обстоит с точностью наоборот. Психоаналитическая групповая динамика или групповая психотерапия заключается в том, что в психодинамическом жизненном пространстве группы, позволяющей заняться рефлексией, человек познаёт самого себя, свои возможности и границы. А ещё он может познать глубочайшую силу группы, помогающей найти, расширить идентичность и творческие способности. Центральной задачей группы с самого начала является подготовка к её покиданию, чтобы затем активно поддерживать процесс покидания. После удавшегося отграничивания себя от группы и покидания её у человека появляется возможность узнать, насколько он стал свободным для того, чтобы войти в любые группы в реальной жизни, в которых он может с полным правом принимать участие, а также создавать совершенно новые группы, более соответствующие его новой идентичности. Для группо-динамической работы эти размышления имеют особый вес. В навёрстывающем развитии сферы Я посредством психоаналитической групповой терапии, где обязательно сказывается групповая динамика, или в развития сферы Я, как это практикуется в наших психоаналитических детских садах, опыт переживаний, приобретённый в группах, часто имеет жизненно важное значение.

Я постоянно встречаюсь с заблуждением, что групповая динамика и групповая психотерапия, как по своему содержанию, так и по своим целям настолько сильно совпадает, что эти дисциплины невозможно разделить. Боюсь, что это будет пробуждать у многих людей, заинтересованных в групповой динамике, необоснованные надежды. Да и люди, нуждающиеся в прохождении терапии, будут обмануты, отреагирывая свою амбивалентность и защиту по отношению к терапии посредством того, что будут переходить от одной тренинговой группы к другой, каждый раз ощущая себя в защищающем микроклимате группы уверенно и хорошо, хотя во внешней реальности окажутся соверешнно не способными найти приемлемое решение для мучающих их проблем. Этот феномен мы назвали группо-патоманией. Подобного рода групповая динамика приобретает в таких случаях ту же ценность, что лекарства, причём и воздействует она столь же ограничивающе, как любое лекарство. А групповая динамика, знающая и признающая свои границы, может не только действовать профилактически, но и при необходимости помочь участнику познать и выразить свою потребность в прохождении психотерапии. Поэтому наша школа различными способами старается показать основополагающие различия, существующие между группо-динамическими обучающими группами и психотерапевтическими лечебными группами, несмотря на присущую им схожесть (даже если оба типа групп базируются на психоаналитическом фундаменте).

Вначале о схожестях. Для обеих групп основополагающее значение имеет формирование и сохранение групповых границ. А формально это означает, что вводится групповой договор, которым регулируется постоянство, частота и временные рамки сеансов, обязанности участников группы регулярно и пунктуально приходить, неразглашение вовне открывающихся тайн и наибольшая открытость внутри группы. В обеих формах группы работают с феноменами страха и сопротивления. Средством коммуникации служит язык. Невербальные средства учитываются и при подходящем случае обоснованно используются, например телесный контакт или контакт глазами. Обращается внимание на принятие участниками специальных ролей и функций, эти роли интерпретируются, а при негативных ролевых фиксациях устраняются.

К важнейшим различиям групповой психотерапии и групповой динамики относятся постановка цели, а также обращение с переносом и регрессией. От членов разных групп соответственно ожидается  и различная степень силы Я, как и различный потенциал конфликтов. Целью группы самопознания является исследование динамики, проявляющейся в группе, сказывающейся на самопознании участников и их развитии в рамках группы в ситуации Здесь и Сейчас. А целью терапевтической группы является терапия патологического поведения и переживаний, происхождение которого простирается до психотравмирующих ситуации семейной группы, а часто и до ситуации самого раннего симбиоза матери и ребёнка. Понятно, что тогдашнее поведение членов группы сказывается в групповой ситуации Здесь и Сейчас. Воздействие это менее заметно в учебных группах, так как их целью является не исследование психогенетической детерминации болезни, а познание паттернов поведения в зеркале групповых процессов. Эта отражающая функция группы имеет огромное значение. Она также играет большую роль в группо-динамических и группо-психотерапевтических контролирующих группах, в которых отражается исследуемая группа, о которой сообщается. Слишком сильные проявления переноса и регрессии в учебной группе рассматриваются как сопротивление против опыта и восприятия ситуации Здесь и Сейчас, как особый вид бегства в глубину, а потому как проявление страха перед возможность пережить совершенно новую ситуацию. Когда такой страх остаётся непонятым и интерпретируется на групповом уровне, то усиливается процесс регрессии, а соответствующий член группы испытывает огромный психический стресс. А с другой стороны манифестации переноса необходимо учитывать, иначе они будут блокировать процесс развития группы, и препятствовать творческому обращению с проявлениями, на которых сказываются первичные процессы, не позволяя этим глубинно расширять сознание. Как раз такие проявления переноса и регрессии имеют необычайное значение для терапевтических групп. Так как тут речь идёт об отражении конфликтов в групповых процессах или о навёрстывающем развитии сферы Я – обременённого архаическими расстройствами, то здесь приходится систематически работать с процессами переноса. Группа помогает каждому члену, сопровождая его так сказать по пути в его прошлое, исследуя с ним бессознательные конфликты, после того как они манифестировались и были пережиты в группе. Для этого терапевтическая группа нуждается в гораздо большем времени, а кроме того в руководителе-психоаналитике, одновременно прошедшем обучение групповой психотерапии и имеющего опыт прохождения своей личной терапии. Хотя психотерапевт имеет дело несколько с другим материалом психической жизни, чем группо-динамик, интенсивность деятельности и нагрузка при работе в обеих группах примерно одинакова.

 

Схема различий (и схожестей) на уровне переноса

Психоаналитическая групповая динамика

 

Квалифицированный отбор и руководство

Центральная фигура (руководитель и его помощник)

Ситуация доверия

Язык

Невербальное понимание

Учёт манифестации переноса

Терапевтические эффекты, группо-динамический процесс

 

 

Ограниченные по времени группы с варьирующей (или постоянной) частотой

Преимущественная проработка ситуации «здесь и сейчас»

Расширение идентичности и познание паттернов поведения в отражении группы

Начальная фаза:

Вопрос доверия

Формирование группы

Средняя фаза:

Борьба за роли

Творческое расширение сознания

Регрессия как сопротивление

 

Тенденция превратить группо-динамическую ситуацию в группо-психотерапевтическую

Завершающая фаза:

Прояснение активности вкладов в группу отдельных участников и их самопознания

Проработка страха расставания

Психоаналитическая групповая терапия

 

Квалифицированный отбор и руководство

Центральная фигура (психотерапевт и ко-терапевт)

Ситуация доверия

Язык

Невербальное понимание

Работа с бессознательными процессами

Систематическая работа с процессами переноса и сопротивления, группо-динамические проявления, терапевтический процесс

Неограниченные по времени группы с постоянной частотой

Преимущественная проработка ситуации «там и тогда»

Поиск идентичности и разрешение конфликтов посредством группы

Начальная фаза:

Вопрос доверия

Формирование группы

Средняя фаза:

Процесс переноса

Навёрстывающее развитие сферы Я

Регрессия как проявление психоаналитического процесса

Тенденция превратить группо-психотерапевтическую ситуацию в группо-динамическую

Завершающая фаза:

Устранение процесса переноса

 

Проработка страха расставания

 

 Из таблицы хорошо видно, что задачи и цели групп различаются. Групповая динамика имеет своей задачей помощь участникам в познании самих себя в группе, то есть своих ролей и позиций, которые в групповом процессе иногда меняются, а иногда остаются жёстко фиксированными; выявление возможностей каждого из участников, которые могут благоприятно сказаться на групповом процессе; механизмы feed-back посредством группы, руководителя и самих участников, исследование того, что происходит в группе, например: акций по низвержению руководителя, формирование подгрупп, динамике агрессии, творческих проявлениях и кооперации в группе, эротике в группе, мышлении в группе и – last not least – власти бессознательной сферы. Целью является, как уже упоминалось, умение участников применять приобретённые ими знания и идеи к самим себе в своих взаимоотношениях в реальных группах, в которых они живут.

Так что группо-динамическая работа отнюдь не сводится к самоцели, ограничиваясь рамками специфической групповой динамики.

Поэтому далеко не случайно, что на основе нашей группо-динамической работы создана особая форма Балинтовской групповой работы. Сам Балинт,прежде всего, был заинтересован в том, чтобы в работе с группами врачей на основе представления клинического случая наделять врачей психоаналитическим пониманием. Сам я хорошо познакомился с Балинтом, находясь в США. Балинт был учеником Ференци, продолжившим своё образование в тогдашнем Берлинском психоаналитическом институте. Правда, в тот период Балинт ещё никак не учитывал группо-динамические процессы, наблюдающиеся в группах врачей. А в Балинтовской групповой работе нашей Берлинской школы напротив группо-динамические закономерности применялись к Балинт-группам специалистов, предоставляя специфические знания воспитателям, врачам, психологам, юристам и многим другим профессиональным группам. В этом реалистическом подходе групповая динамика позволяет ясно видеть общественный аспект, когда, например, приходится задумываться о возможном влиянии Балинт-группы юристов на судопроизводство, а Балинт-групп с политиками на использование гласности и управления.

Возвращаясь к разграничению групповой динамики и групповой психотерапии, следует сказать, что группо-динамическая работа – даже когда она прямо не ставит терапевтических целей – может производить терапевтический эффект. Это вытекает из вышесказанного. А групповая психотерапия, напротив, имеет чисто терапевтическую задачу, участники тут воспринимают себя больными, пациентами, нуждающимися в лечении. Само собой разумеется, что в групповой психотерапии тоже отмечается групповая динамика, которая по моей теории необычайно важна для терапевтической работы, и должна тут использоваться с пользой.

Методам групповой динамики, Балинт-группам и групповой психотерапии, при всём различии их целей, присуще стремление превратить группо-динамический процесс в непрерывный обучающий процесс, а группу в подвижное учреждение, наделяющее её участников опытом и переживаниями.

Решающее значение при этом имеет состав участников, то есть структурирование группы. В этой области мы пока стоим в самом начале исследований. Ещё 20 лет назад, работая в Menninger-Foundation, я понял, что от состава группы зависит жизнь и смерть группы. Хотя никаких объективных критериев для выбора лучшего состава участников не существует. Часто делом опыта и интуиции оказывается выбор хорошего состава группы, чтобы он помогал создавать групповую культуру по Биону. В качестве направляющих линий можно сказать, что группы должны быть по-возможности гомогенными относительно того, что соответствует интеллекту и возрасту участников. Относительно расы, религии, политических установок, профессии и пола они должны быть по-возможности разнообразными. В настоящее время в рамках нашего исследовательского проекта выявляются более точные критерии для дальнейшей дифференциации и психодиагностики структуры Я в её манифестациях на различных стадиях развития и при разных картинах болезни, с помощью которых можно выставить основные правила для подбора группы. Мы также пытаемся с помощью социометрических вопросников исследовать состав и процессы группы. Такие динамическо-социометрические исследования простираются на все типы групп: группо-динамические группы самопознания, Балинт-группы, детсадовские группы, группы родителей, группо-психотерапевтические группы, терапевтические сообщества (в том числе и в Мюнхенской Динамически-Психиатрической клинике), групп кандидатов в психоаналитики в наших обучающих институтах, групп обучающих аналитиков и групп, состоящих из специалистов по групповой динамике. Результаты этих исследований дают возможность сделать выводы о связи определённых способов поведения с бессознательными процессами. В ходе группового развития мы можем видеть: Кто с кем связан, где сформировалась новая подгруппа, кто является аутсайдером, как относятся отдельные члены группы к руководителю группы, каково отношение руководителя к своей группе или к её отдельным членам? А относительно динамики процесса повторное применение вопросников позволяет ответить на вопрос: Как например развивается аутсайдер, переходит ли он от позиции «омеги» к позиции врага или же руководителю группы удалось вернуть этого члена группы опять в группу? Как протекают агрессивные процессы, каким образом разворачиваются эротические и творческие процессы между участниками группы и руководителем, каким образом в группе проявляются деструктивные и психосоматические реакции? Проводимое исследование динамики процесса представляет необычайный интерес, особенно в качестве инструмента проверки опыта и оценки, которую сам руководитель даёт групповому процессу.

Теперь я хотел бы более подробно остановиться на значении агрессии в группах. Как Вы знаете, я уже много лет занимаюсь исследованием деструктивной и конструктивной агрессии в группе. Я уже несколько раз подчёркивал значение проработки агрессии в групповом процессе. Задачей руководителя группы является, прежде всего, учитывание и своевременное выявление ещё при подборе группы возможностей деструктивного развития динамических процессов в ней. Stock и Liebermann (1962) в качестве значимого фокального конфликта описали ярость, обрушивающуюся на терапевта. Мы чуть ли не постоянно обнаруживаем невероятно замаскированную ярость, которую имеют даже молчуны группы, что часто не замечается опытными руководителями группы. В практической работе с группами в качестве одного из принципов техники лечения я придаю большое значение тому, чтобы направить агрессию на себя как на руководителя группы, что идёт на пользу группо-психотерапевтическому и группо-динамическому процессу и потому, что в результате этого возможные мальчики для бития остаются в группе, так как побеждают процессы, служащие выживанию группы. Одной из грубейших ошибок специалистов по групповой динамике и групповых психотерапевтов является избегание ими возможности, направить агрессию на себя. А последствия избегания этого самые ужасные, так как деструктивность направляется на группу, которая вынуждена тогда распасться и умереть, агрессия отреагирывается и становится недоступной проработке. Ошибкой будет и другая крайность, когда всеми силами ригидно стараются выманивать агрессию, которой вообще может не быть в определённые моменты в группе. Речь тогда чаще всего идёт о страхе и агрессии самого руководителя, что может в определённых обстоятельствах оказать на группу разрушительное воздействие. Было бы неправильным прибегать к искусственному отведению агрессии в нужное русло (скажем, разрядить агрессию, направив её на какой-либо объект или выполнив какоё-либо невербальное упражнение). Групповая динамика является очень серьёзным, радикальным средством, а не игрой в компании. Когда руководишь группой, необходимо знать, что и почему делаешь. Такое требование в равной степени относится ко всем формам групповой работы.

Особенно важно всегда удерживать в поле зрения всю ситуации группы. Чувства всей группы в определённые фазы группового процесса очень часто выражает психогенетически предрасположенный к этому член группы, берущий на себя одну из ролей. В такие мгновения этот член группы является представителем всей группы, например, выражая охвативший группу страх, агрессию или сексуальность. Такой член группы ведёт себя по отношению к гомеостатическому балансу группы схоже с самым слабым членом патологической семейной группы, которому навязывают роль носителя болезни. Носитель болезни рассматривается здесь в группо-динамическом смысле, как козёл отпущения. Так мои исследования в области психосоматики ясно показали, что психосоматической болезнью наделяется наиболее слабый член семьи, причём оказывается, что часто именно он психически более здоров, чем все остальные члены семьи, о чём писал Карл Меннингер. Особенно это касается заболеваний раком. Любая психическая болезнь связана с сильной деструктивной агрессией, которую пациент под действием навязанности повторения постоянно направляет против самого себя. В ходе терапевтического процесса нам удалось обнаружить, что эта динамика рушится, если пациенту удаётся стать открыто агрессивным, причём быть при этом понятым и принятым.

comments powered by HyperComments