Абрахам К. Паук как символ в сновидениях

Перевод О.Лежниной

Практически не существует никаких ценных сообщений относительно значимости паука как символа, хотя каждый психоаналитик наверняка встречал этот символ в сновидениях пациента. Фрейд упоминает случай, когда паук являлся репрезентацией одного аспекта матери, а именно гневной матери, которой ребенок боялся. Не ясно, однако, почему паук замещал именно эти характеристики матери. Это могло быть из-за того, что пауки ловят и убивают более мелких насекомых; потому что такие существа, мелкие животные и так далее, часто представляют в сновидениях детей. Но существует множество других живых существ, которые охотятся на беззащитных и более мелких; почему, в таком случае, выбирается в особенности паук для того, чтобы символизировать злую мать? Паук – это один из тех символов в сновидениях, значение которого мы, как нам кажется, знаем – по крайней мере в одном смысле – однако не зная, почему такое значение им приписывается.

На практике, однако, мы обнаруживаем, что это значение пауков и не подходит во всех случаях, и не заходит достаточно далеко — мы уже знакомы с двусмысленностью символов. Напрасно будем мы искать в нашей литературе дальнейшую информацию на эту тему. Штекель («Die Sprache des Traumes, Язык снов» стр.135), действительно, упоминает паука в качестве фаллического символа, но те сновидения, которые он цитирует, интерпретируются столь поверхностным образом, что невозможно пролить какой-то дополнительный свет на эту тему, исходя из данного автора. Только в одном из сновидений, которые приводятся, длинные ноги одного из видов пауков (Phalangium) интерпретируются как фаллические символы; однако этот паук не плетет паутину. Таким образом, не ясно, какое значение следует придавать тем паукам, у которых нет длинных ног, и которые плетут паутину.

В подобных обстоятельствах необходимо, чтобы мы тщательно регистрировали каждый пример, независимо от других. Несколько сновидений одного из моих пациентов в разные периоды лечения дают мне возможность кое что добавить к объяснению сновидений о пауках.

Первое сновидение имело место через несколько дней после начала лечения. Одним из результатов психоаналитического лечения до тех пор было открытие его отношения к собственной матери, и это произвело на него очень сильное впечатление. Оказалось, что его фиксация на матери выражалась в излишней зависимости от ее воли и ее взглядов. Нет никакого сомнения, что она была доминирующим партнером в брачной жизни родителей, и она взяла на себя также до некоторой степени содержание семьи, тем самым во многих отношениях играя в жизни пациента роль отца. Амбивалентность его чувств по отношению к ней выражалась в зависимости и в бурной оппозиции, каковое последнее отношение до времени лечения истощало себя в бесплодных вспышках эмоций. Позже выяснилось, что нормальные эдипальные отношения пациента претерпели обратный поворот. Его мать фигурировала в его бессознательном в качестве мужчины, снабженного мужскими атрибутами, тогда как его отношение к ней в этом слове его бессознательных фантазий было женственно пассивным.

Первое сновидение таково:

«Я в спальне, в которой две кровати. Две служанки прибирают комнату. Я и служанка, находящаяся слева от меня, внезапно обнаруживаем на потолке ужасного паука. Девушка поднимает длинную швабру, чтобы раздавить паука, хотя я говорю ей, что его можно убрать менее жестким способом».

Сновидец помнил, что за день до сновидения в ванну упал паук. Его жена хотела утопить его, но он спас его и выпустил из окна. Сновидение показывает противоположный результат – паук убит. Согласно манифестному содержанию сновидения, сновидец на самом деле действительно не убивал паука, но это было сделано служанкой «слева» от сновидца. Эта девушка представляет собой жену сновидца, которая накануне хотела позволить пауку утонуть, и которая в реальной жизни означает для пациента нечто противоположное его матери. Через свой брак он сделался неверным, так сказать, по отношению к своей матери. Мы можем также узнать в двух девушках две тенденции пациента, а именно, одна враждебная по отношению к матери (слева), а другая дружелюбная (справа). В сновидении первая тенденция побеждает. Значение паука в качестве символа матери теперь ясно. Конкретный метод убийства паука в сновидении – раздавливание – может быть объяснен садистической теорией коитуса; кстати, некоторые из дневных фантазий пациента завершались тем, что какие-то люди бывали раздавлены насмерть. Ассоциации пациента показывают, что длинная щетка является фаллическим символом; латентное желание убить мать путем коитуса, таким образом, невозможно ни с чем спутать.

Второе сновидение два месяца спустя было таково:

«Я стою возле шкафа в конторе с моей матерью или моей женой. Я вынимаю из шкафа пачку договоров, и большой волосатый длинный паук выпадает из нее к моим ногам. Я чувствую большую радость, что он не коснулся меня. Немного позже мы видим, как паук сидит на полу, но он больше и ужаснее, чем когда-либо. Он взлетел и полетел, жужжа, на меня большим полукругом. Мы убежали через дверь в соседнюю комнату. Как раз когда я закрывал дверь, паук добрался до меня на уровне моего лица. Попал ли он в следующую комнату, или был закрыт в конторе, или был раздавлен в двери, я не знаю».

За несколько недель до этого сновидения сопротивление пациента в адрес женского пола или, чтобы быть более точным, в адрес женских сексуальных органов выявилось вместе с тенденцией превращать себя в женщину путем кастрационных фантазий и, с другой стороны, свою мать в мужчину. Он принес мне рисунок паука, как то явился ему в сновидении; и сам с изумлением узнал в этом рисунке продолговато овальную форму внешних половых органов женщины и их волосы, и в центре его (тела паука) нечто, что, несомненно, очень походило на пенис.

Падение паука в сновидении представляет падение материнского пениса, который, отделившись, прикрепился к пациенту, направившемуся к шкафу (материнскому символу). Радость пациента, что он не вступил в контакт с пауком, то есть с материнскими половыми органами, соответствует его ужасу перед инцестом. Вид женских половых органов в реальной жизни вызывает в нем чувство ужаса, которое усиливается при контакте с ними руками. Последующее увеличение размеров паука, который без всякой на то необходимости поднимается и летит полукругом по воздуху, есть очевидный символ эрекции; материнский фаллос атакует сновидца. Сомнения в завершении сновидения, не раздавлен ли паук в двери, является значимым. Мы здесь обнаруживаем фантазию раздавливания пениса, такую, как вы встречали в фантазиях невротических женщин с явно отмечаемым кастрационным комплексом. Эта черта также напоминает нам первое сновидение, в котором паук тоже был раздавлен.

Мы, таким образом, приходим к выводу, что пауку можно приписать второе символическое значение; он представляет пенис, находящийся внутри женского полового органа, который приписывается матери. Сновидение другого пациента поддерживает эту мысль. Сновидец пытался войти в некую темную комнату, в которой было несколько маленьких животных. Из определенных аллюзий в манифестном содержании сновидения, но в особенности из ассоциаций пациента, нет сомнения, что комната представляет собой материнское тело. Когда он вошел в комнату, об него стукнулась порхающая бабочка. Ради краткости мне достаточно упомянуть, что крылышки бабочки, точно так же, как в других сновидениях, имели значение женских половых органов; использование крыльев в качестве символов основано, помимо прочих вещей, на наблюдении того, как они раскрываются и закрываются. Тело бабочки, которое скрыто между крыльями, являлось несомненным символом мужских гениталий. Идея скрытого женского пениса также выявилась в невротических фантазиях этого пациента.

«Злая» мать, которая, согласно взглядам Фрейда, представлена пауком, явно является матерью, сложенной в форме мужчины, чьего мужского органа и мужского удовольствия атаковать мальчик боится – тревога, сходная с той, которая бывает у молодых девушек относительно мужчин. Чувство пациента по отношению к паукам лучше всего описать словом «сверхъестественное».

Третье сновидение, которое имело место около двух месяцев спустя после второго, бросает дальнейший свет на этот вопрос.

«Я стою возле кровати. В воздухе над кроватью на одной или двух нитях висит паук; у него пучок желтых волос на верхней части каждого бедра. Я боюсь, что, раскачиваясь туда-сюда на своей нитке, он может коснуться меня или вскарабкаться на меня. Моя жена, которая стоит слева от меня, предупреждает меня об этом. Я затем нажал моей правой рукой на главную нить, на которой висит паук, и это помешало ему приблизиться ко мне слишком близко. Я повторил это несколько раз, так что в некотором смысле я играл с пауком или дразнил его. Я сказал моей жене гордо: Теперь я знаю, как контролировать паука! Паук затем исчез из сновидения; я в конце концов убрал его, и я позволил своей руке упасть на кровать. К моему ужасу, я обнаружил, что моя рука на самом деле лежит на паучьей паутине, которая покрывает кровать; паутина была размером с мою руку, овальная и несколько вогнутая. Это было гнездо паука и, вероятно, там полно было маленьких паучат. Я отдернул свою руку и побежал в коридор; соприкоснулась ли моя рука с маленькими паучками и зацепились ли за нее какие-нибудь из них, я не знаю, потому что в своей спешке я не мог осмотреть гнездо, но я покричал своей жене, чтобы она это сделала».

Висячий паук и нити опять представляют мужской половой орган матери; качающееся движение и приближение к сновидцу означает эрекцию и сексуальную атаку, как некоторые символы во втором сновидении. Пучки волос также имеют фаллическое значение; то, что их два, характерным образом представляет нечто, отсутствующее в реальности. Во время сновидения сновидец испытывает активную враждебность к пауку; его тревога по поводу воображаемого пениса матери исчезает. Другие детали этой части сновидения не требуют дальнейшего рассмотрения.

За этим следует контакт с паутиной паука. По ее размеру и форме не трудно распознать, что она представляет собой женские половые органы. Теперь появляется тревога, связанная с реальными женскими половыми органами (то есть относительно отсутствия пениса) на месте прежней тревоги относительно фантазийного атрибута. Затем мы сталкиваемся с ужасом прикосновения к этой части женского тела. Маленькие паучки, которых сновидец воображает в нем, являются типичными символами детей — пациент старший из детей в своей семье.

В заключение мы можем сказать, что эти три сновидения дают объяснение паучьего символизма в трех направлениях. Паук прежде всего представляет собой злую мать (по форме подобную мужчине), а затем мужской половой орган, приписываемый ей. Паутина паука представляет собой лобковые волосы; а отдельная нить имеет значение мужского полового органа.

Тот факт, что каждое из сновидений содержит некое конкретное использование символизма паука, указывает, что у этого символа, вероятно, есть и другие значения. Возможно, это сообщение явится стимулом для других авторов опубликовать сходный и дополняющий анализ.

Значение паука в народной психологии очень мало рассматривалось с психоаналитической стороны. То, что он служит, с одной стороны, как знак приближающейся удачи, а с другой — несчастья, можно рассматривать как выражение вообще широко распространенного амбивалентного отношения к этому насекомому. Хорошо известный факт, что пауки вызывают ощущение «сверхъестественного»1 у многих людей. Мы чувствуем себя вправе предположить, что чувство сверхъестественного в таких случаях происходит из того же бессознательного источника, что и у невротиков описанных выше.

 

Приложение.

Мнение, выраженное выше, что символическое значение паука не исчерпывается моим сообщением, вскоре было подтверждено. После того как я изложил мои взгляды на этот предмет на собрании Венского психоаналитического общества, доктор Нунберг присоединился к дискуссии и упомянул несколько моментов из анализа фобии пауков. Паук в этом случае был также опасной матерью, но в особом смысле; бессознательные фантазии пациента касались опасности быть убитым матерью во время инцестуозных половых сношений. Нунберг подчеркивал тот факт, что паук убивает свою жертву путем высасывания ее крови, и что это высасывание служило в описанном случае символом кастрации, то есть оно выражало типичную фантазию утраты пениса во время сексуального акта.

Я мог бы отметить, что я с самого начала был на пути к установлению сходных связей; но, поскольку они не поддерживались ассоциациями моего пациента, я ограничился бесспорным материалом, полученным через ассоциации. Лечение моего пациента пришлось прервать по причинам внешнего характера. Если его можно будет возобновить позже, я, вероятно, смогу подтвердить весьма интересные находки Нунберга, которые представляют собой необходимые и интересные дополнения к моему анализу.

Во время той же самой дискуссии профессор Фрейд обратил мое внимание на замечательный биологический факт, который был мне неизвестен. Знал ли сознательно или бессознательно о нем мой пациент, я не знаю и в данной момент не имею никакой возможности выяснить. Паук женского пола значительно превосходит размером и силой самца; во время спаривания самец находится в весьма большой опасности быть убитым и пожранным самкой. Следовательно, существует поразительное согласование между идеационным содержанием фобии, анализируемой Нунбергом, и фактом естественно-научного характера. Я должен воздержаться от попыток объяснить это; более поздние исследования, возможно, прольют на это некоторый свет.

36 Смотри Freud, Imago, Bd. 5, 1919.

Файлы: 
comments powered by HyperComments